zementbomber (zementbomber) wrote,
zementbomber
zementbomber

Category:

Трагедия деревни Дражно: за что СОВЕТСКИЕ партизаны в 1943-м сожгли беларускую деревню

Зверства германских карателей, их союзников и марионеток, и просто различных коллаборационистских формирований, не раз уничтожавших целые сёла вместе с жителями на временно оккупированных территориях за поддержку повстанцев, партизан, франтирёров – широко известный факт из истории Второй Мировой войны в целом и Великой Отечественной войны – в частности. Однако, мало кто знает, что порою и сами партизаны в жестокости и зверствах нисколько не уступали ни оккупантам, ни их пособникам...

Например, весной 1943-го «народные мстители» сожгли вместе с почти всеми жителями беларускую деревню Дражно, имитируя таким способом «бой с полицаями».

Очень долгое время о событиях в д. Дражно Стародорожского р-на Мгинской обл. БССР, упоминалось лишь в «закрытых» сухих сводках. В воспоминаниях партизана, разведчика, диверсанта, а после войны - специалиста по «борьбе с буржуазно-националистическим «бандподпольем» (т.е. фактически того же «карателя», только по отношению к антикоммунистическим партизанам), Героя Советского Союза, полковника госбезопасности Станислава Алексеевича Ваупшасова, изданных в советское время, можно прочесть следующее: «Подразделения Второй Минской бригады разгромили гарнизон оккупантов в селе Дражно. Эти операции породили упорные слухи о том, будто в Гресских лесах высадился мощный десант советских войск с пушками и лёгкими танками».

О дальнейшей же судьбе деревни Дражно, куда партизаны повторно наведались весной, Ваупшасов «деликатно» умолчал. Между тем, жертвами второй вылазки стали уже не оккупанты, а мирные жители.

Память о трагедии в Дражно десятилетиями сохраняли лишь выжившие селяне, пока в начале 2000-х гг. информацию об этом не начал собирать краевед Виктор Хурсик. Он опросил ряд свидетелей, опубликовав их воспоминания в книге «Кровь и пепел Дражна». После этого судьбой деревни заинтересовались и профессиональные историки. Со слов очевидцев вырисовывается следующая картина:

Второй раз партизаны вошли в Дражно рано утром 14 апреля 1943 г. Пока жители ещё, ничего не подозревая, спали, — их дома уже начали пылать. Некоторых селян партизаны убили в их собственных постелях. Другие дражненцы пытались спрятаться в картофельных погребах, но их находили и там. Как рассказывал сын бывшего председателя поселкового совета Николай Петровский, попытки жителей деревни доказать свою лояльность советской власти были безуспешны. Например, его сестра Катя показала одному из партизан зашитый в подкладке кофты комсомольский билет, который она бережно сохраняла. В ответ девушка получила пулю...

Жертвами нападения «народных мстителей» на Дражно стали не меньше 217-ти человек — в основном женщины, дети и старики, включая и семьи фронтовиков. Расправу совершила боевая группа Израиля Лапидуса из партизанского отряда им. Кутузова. Никого из 79 чел. местного гарнизона коллаборационистской «беларуской вспомогательной полиции порядка», укрывшихся в опорных пунктах с траншеями, блиндажами и ДЗОТами, — партизаны «благоразумно» трогать не стали...

Что стало причиной зверской акции в Дражно? По одной из версий, это было карой за действия местного полицейского гарнизона. Партизанское командование всех степеней — от командиров групп до «Главнокомандующего партизанским движением» (первого Маршала Советского Союза Климента Ворошилова) и Центрального Штаба партизанского движения — вполне в духе времён печальной памяти «красного террора» и «Большого Террора 1937-1938 гг.», мягко говоря, не утруждало себя «отделением зёрен от плевел». Но деревня Дражно до Великой Отечественной войны совсем не отличалась какими-то «необычно-контрреволюционными» настроениями. В 1930-х годах по политическим статьям были репрессированы лишь трое местных жителей (согласно онлайн-базе данных «Открытый список жертв политических репрессий»).

По другой версии, до 1943 г. местные партизаны просто отсиживались «в лесу «на бульбе (бераруск. — «картошке»)», как иронически-саркастически в таких (надо прямо сказать — нередких) случаях говорили в ту войну. Поэтому, когда поступил строгий запрос из Москвы, «для отчётности» срочно потребовались какие-то «крупные успехи». Вот и было решено уничтожить деревню полностью, чтобы не оставлять свидетелей, а всех погибших выдать за «убитых в упорном бою карателей-полицаев».

Вероятность реальности именно этой версии повышает то, что партизанский отряд им. Кутузова —был на плохом счету в Белорусском Штабе партизанского движения. «Приставленные» к нему «бдить и блюсти» (а заодно — и «стучать» в «Центр») офицеры НКВД не раз докладывали, к примеру, о множественных фактах грабежей и мародёрства среди бойцов и командиров отряда.

Так или иначе, но трагическая и страшная судьба жителей Дражно – увы, далеко не единственный аналогичный пример на временно оккупированных территориях Союза ССР в 1941-1945 гг. «В установках руководителей партизанской борьбой начального периода войны высказывалось требование «уничтожать всех пособников врага». Поэтому полицейские гарнизоны, находившиеся в населённых пунктах, создавали для их гражданского населения реальную угрозу стать объектом нападения партизан, как, например, и произошло в деревнях Дражно и Луготовичи», — отмечала изучавшая это вопрос историк, кандидат исторических наук Елена Павлова.
Tags: wwii, БССР, БШПД, Беларусь, Белоруссия, ВОВ, Великая Отечественная, Вторая мировая, Германия, Дражно, НКВД, СССР, Советский Союз, Хатынь, армия, беларуские патизаны, беларусские партизаны, белорусские партизаны, белорусский штаб партизанского движения, борьба в немецком тылу, борьба в тылу, военные преступления, война, история, немецкая оккупация, немецко-фашистская оккупация, оккупация, партизан, партизанское движение, рейх, советско-германский фронт, сопротивление
Subscribe

promo zementbomber november 4, 12:59
Buy for 10 tokens
Промо-блок этого Блога - еще свободен. Пока что)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments