Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Значок радиоактивности

Памятка Украинскому Солдату

1. Помни: на Земле, в Море и на Небе, живой или мертвый, Ты всегда - Солдат Украины.

2. Нация, Государство, Честь и Боевое Знамя - даны Нашим Господом Всемогущим. Сражайся за них, не жалея ничего земного - и себя в том числе.

3. Никогда не спрашивай: «зачем?» и «почему я?» Просто Ты - и никто другой.

4. Уважай своих Командиров. Правы ли они - решать их Командирам, а не Тебе.

5. Будь исполнителен. Солдатская Доблесть - есть подчинение. Выше этого - только Победа.

6. Любой, кто носит Украинскую Воинскую Форму - Тебе Брат и Товарищ. У нас - не считаются батальонами, полками или бригадами.

7. Если Командир вышел из строя и Твои Товарищи растеряны - командуй Ты! По крайней мере, - Твои Товарищи ОЧЕНЬ сильно разозлятся.)

8. Отступай всегда лицом к врагу. Украинская Армия множество раз бывала бита, но не бежала НИКОГДА.

9. Пока есть автомат, патроны и штык-нож - ничего еще не кончено. Если же есть Мужество, Храбрость и Ум - ничего не кончено, даже если уже нет ни автомата, ни патронов, ни даже штык-ножа.

10. Обойденный наградой, не грусти! Доблестному Воину - слава по Делам, а не по каким-то там крестам.

11. Никогда не скрывай, что ранен или болен. От такого якобы «геройства» - только один лишь сплошной вред.

12. Не бей, не истязай и иным образом не обижай пленного. Возможно, ты и сам будешь таким.

13. Возьми у мертвого врага все, что тебе нужно. Взамен, дай ему свое уважение, - достойно похорони его, - если у Тебя есть такая возможность.

14. Относись благородно к женщинам (кроме взявших в руки оружие), детям, старикам. Помни: Солдаты - наследники Рыцарей.

15. Береги оружие, форму и прочее воинское имущество. Государство не так богато, чтобы часто менять их.

16. Всегда помоги Товарищам - и Товарищи всегда помогут тебе.

17. Будь опрятен. Девушки любят Солдат, если они выглядят молодцАми.

18. Свободное время проводи в развлечениях, совершенствующих душу и тело: спортивных состязаниях, чтении, танцах, песнях, etc.

19. Водку и вино пей умеренно: пьяный - плохой боец, а сильно пьяный - ничтожная скотина, а не Человек.

20. Идя в бой, не бойся. Когда Солдат погибает, - Всемогущий Господь одаривает его Крыльями и делает его Своим Ангелом.

Мой Канал в Яндекс.Дзен

promo zementbomber november 4, 12:59
Buy for 10 tokens
Промо-блок этого Блога - еще свободен. Пока что)
Значок радиоактивности

Подводная лодка U001 «Запорожье» - виртуальная подводная сила флота ВМС ЗСУ


Подлодка U001 «Запорожье» в море на ходовых испытаниях после затянувшегося ремонта. 2012 г.

Своим рождением и конкретно подводная лодка (ПЛ) «Запорожье» (бывшая Б-565 Краснознаменного Черноморского Флота ВМФ СССР) и все большие океанские торпедно-минные дизель-электрические подводные лодки проекта 641 - обязаны… застарелому лютому бреду. В июле далекого 1954 г., согласно Директивам Министра обороны Союза ССР и начальника Главного Штаба ВМФ Вооруженных Сил Союза ССР, - совместно Военно-Морской академии имени (тогда) Маршала Советского Союза Климента Ефремовича Ворошилова, существовавший в те годы Военно-Морской академии кораблестроения и вооружения имени академика Алексея Николаевича Крылова и сотрудниками уже упоминавшегося Главного Штаба ВМФ под руководством адмирала Владимира Антоновича Алафузова была начата совершенно секретная научно-исследовательская работа №101 «Проблемы развития Военно-Морского Флота Союза ССР и применение его в будущей войне». Работа была завершена спустя два года, в 1956-м, и вплоть до самого конца 1980-х, аж до принятия «горбачевской» доктрины «разумной оборонной достаточности» - служила основой для разработки руководящих оперативно- тактических документов при строительстве ВМФ СССР – как его надводных и подводных сил, так и ВВС ВМФ (морской авиации).

В этой работе был сформулирован так называемый (неофицально) «план 300-288». Считалось, что для пресечения в случае войны с блоком НАТО морской коммуникации между Восточным (Атлантическим) побережьем США и побережьями Норвегии, Дании, ФРГ (тогда включавшую в себя только западную часть нынешней Германии), Нидерландов, Бельгии, Франции, Британских островов и до Азорских островов, а далее в порты Франции и Великобритании, а также до западного (со стороны Атлантики) «устья» Гибралтарского пролива - необходимо ежемесячно топить не менее 300 транспортов и танкеров. Для этого считалось необходимым иметь к началу войны иметь минимум 300 океанских торпедно-минных подводных лодок. Конкретно была утверждена цифра в 288 ед., сведенных в 96 дивизионов по 3 подлодки. Дивизионы, в свою очередь, объединялись в 24 бригады (по 4 дивизиона, 12 ПЛ в бригаде), а бригады ПЛ - должны были быть сведены в 6 флотилий по 4 бригады в каждой (48 ПЛ во флотилии).

Каждая флотилия ПЛ должна была иметь свой постоянный пункт базирования (ПБ; фактически полноценную военно-морскую базу (ВМБ), но с той оговоркой, что несколько ПБ административно и в плане организации тылового и технического обеспечения сводились в одну ВМБ – так называемую «территориальную ВМБ»). Вместе с тремя-четырьмя бригадами средних подводных лодок аналогичных организации и составов, предназначенной для действий в прибрежных морях Европейского Севера СССР и у берегов Северной Норвегии - эта астрономическая по своей численности группировка должна была составить подводные силы Краснознаменного Северного Флота ВМФ Союза ССР.

План был феерически бредов не только потому, что не учитывал ни общеэкономические и общепромышленные, ни конкретно судостроительные возможности СССР. Не учитывал он и катастрофической уязвимости заявленной системы базирования подводных лодок на Баренцевом побережье Кольского полуострова, побережье Архангельской области в районе Гирла Белого моря и Гирло-Беломорском и отчасти Баренцевом побережье Ненецкого автономного округа. Главная же ошибка заключалась в том, что «тщательные всесторонние расчеты необходимого наряда подводных сил для Северного океанского театра войны» были взятии не то чтобы «с потолка», а прямиком позаимствованы из аналогичной по задаче и характеру работы еще времен второй половины 1930-х, проводившихся в Штабе Фюрера подводных лодок и Штаба руководства войной на море нацистского Кригсмарине. Каковые расчеты оказались тупо несостоятельными (что и показала со всей очевидностью Вторая Мировая война, в той ее части, которая известна как «Битва за Атлантику»). Но даже если предположить, что расчеты тогда еще будущего гросс-адмирала и последнего главы Третьего Рейха Карла Деница и его веселой компании оказались бы верными - невозможно было не понимать, что за более чем 15 лет – они безнадежно устарели.

Как бы то там ни было - советские «товарищи в синем» руководствовались планом «300-288» почти вплоть до самого конца существования советского ВМФ. При этом хотя еще во время правления в Союзе ССР товарища Маленкова (1953-1955 гг.) было совершенно ясно, что будущее океанского подводного флота великих военных держав безраздельно принадлежат атомным ПЛ, - поскольку возможности СССР даже близко не позволяли построить столько атомных торпедно-минных подводных лодок (и это понимало уже даже туповатое советское высшее руководство), то военные судоверфи продолжали «гнать вал» «суррогатов» - дизель-электрические ПЛ (ДЭПЛ) и в 1950-е, и в 1960-е, и в 1970-е годы. Одной из серий таких «суррогатов» и были ПЛ пр. 641.

По результатам исследований, выполненных в КБ-18 (ныне - российское ЦКБ «Рубин»), в октябре 1954 г. было принято совместное решение Главнокомандования ВМФ Союза ССР и Министерства судостроительной промышленности (МСП) о разработке технического проекта океанской ДЭПЛ большего водоизмещения, чем предшествовавшие субмарины проекта 611. Технический проект, который получил номер 641, был готов уже в 1955-м, а в июле того же года утвержден соответствующим Постановлением Совета Министров Союза ССР. Обводы легкого корпуса новой ДЭПЛ остались как у лодок 611-го проекта – в частности с носовой частью, которая существенно снижала маневренные и ходовые качества субмарины в подводном положении. Ограниченной осталась и подводная дальность плавания - что существенно снижало тактические возможности лодок нового проекта.

Строительство ПЛ пр. 641 (кодовое обозначение типа в НАТО - «Фокстрот»/«Foxtrot») велось на ленинградском судостроительном заводе №196 (ныне входит в федеральное государственное унитарное предприятие «Адмиралтейские верфи» в Санкт-Петербурге), где в 1958-1982 гг. было построено 75 субмарин. Всего планировалась серия из 160 подводных лодок, но в связи с переориентацией на строительство атомных подводных лодок серия ограничилась 57 лодками проекта 641 для ВМФ СССР. Для ВМС Индии было также заказано восемь лодок экспортного проекта I641, 6 подводных лодок проекта I641К были поставленные ВМС Ливии, по два лодки получили Польша (базового пр. 641) и Куба (проекта I641ДО). Со временем пошла и глубокая модификация проекта под шифром 641Б «Сом», которая стала третьим поколением советских послевоенных дизель-электрических субмарин. Впрочем, к началу прошлого десятилетия ДЭПЛ пр. 641 сохранились только во флотах Украины (одна) и Ливии (две).

Большая океанская торпедно-минная дизель-электрическая подводная лодка, которая носит теперь имя города Запорожье, был построен на Новоадмиралтейском судостроительном заводе (такое название носил тогда завод №196) под заводским номером «объект С-260». Корабль был заложен на стапеле 24 марта 1970 г. Строительство велось быстрыми темпами, и уже 29 мая 1970-го корпус новой субмарины был спущен на воду. А через несколько месяцев подлодка завершила цикл ходовых и государственных испытаний: за сентябрь - ноябрь 1970 г. субмарина прошла в надводном положении 1660 морских миль (236 ходовых часов; 1 морская миля равняется 1,852 км) и в подводном положении - 432 мили (188 ходовых часов). На сдаточных испытаниях Б-435 смогла развить наибольшую надводную скорость хода в 16,6 узла (узел равняется 1,852 км/ч), а наибольшая дальность плавания в надводном положении при скорости экономического хода 8,3 узла достигла 17700 миль. Наибольшая скорость подводного хода составила 16,05 узла, дальность плавания на перископной глубине под шноркелем (устройством для работы дизеля под водой) составила 12000 миль (при скорости хода под шноркелем в 8 узлов). При работе электродвигателя экономическим ходом дальность плавания в подводном положении была 456 миль, но скорость субмарины при этом не превышала 2-х узлов.

В десяти однотрубных торпедных аппаратах (шесть носовых и четыре кормовых) стандартного калибра 533,4-мм можно было применять новейшие (по тому времени) торпеды (боекомплект 22 единицы, включая 12 запасных). Обычно применялись противокорабельные торпеды типов 53-65М и 53-65К с пассивным акустическим наведением, принятые на вооружение в 1969-м году. Они имели дальность хода в 22 и 19 км соответственно, скорость хода в 44 и 45 узлов, глубину поражения надводной цели - до 14 м (53-65М) и до 12 м (53-65К), вес взрывчатого вещества в боевой части - 300 и 307 кг соответственно. Подводная лодка может также принять вместо торпед в кормовых торпедных аппаратах и запасных торпед 32 мины типов МДТ или РМ-2, либо 26 мин типа ПМ-2. Скорость постановки мин - 5 узлов, метод - изолированная постановка двух мин из трубы торпедного аппарата так называемым «воздушным выстрелом». Максимальная глубина ведения торпедной стрельбы или минной постановки - 80 м.

Подводная лодка Б-435 имела радиолокационную станцию обнаружения надводных целей типа «Флаг», станцию радиотехнической (радиоэлектронной) разведки «Накат», радиолокационный ответчик системы государственного опознавания («свой-чужой») «Хром-К». В верхней части носового края корпуса располагается гидроакустическая станция (ГАС) «Тулома», на верхней палубе - ГАС связи МГ-15 (а на ее крышке - ГАС МГ-13 для обнаружения работы ГАС противника) и в нижней части форштевня - ГАС «Арктика-М». Есть также ГАС шумопеленгования МГ-10, станция «Береста» (МГ-23) для определения скорости распространения звука в воде и ГАС аварийно-спасательной службы МГС-29.
6 ноября 1970 года был подписан приемный акт и подводная лодка Б-435 вошла в состав ВМФ СССР, где была передана в состав Краснознаменного Северного флота. Субмарина вышла на первую боевую службу в Атлантику в мае 1971-го.

До начала 1990 г. она входила, как уже говорилось, в состав Краснознаменного Северного флота, а потом перешла на Черное море, где вошла в состав 153-й бригады 14-й дивизии подводных лодок Краснознаменного Черноморского флота в качестве учебной подводной лодки и получила тактический номер 565 (в/ч-15019). После распада СССР лодка почти не выходила в море. Так, за 1994-й она находился в море только 16 суток, набрав лишь 82 ходовых часа. Субмарина прошла лишь 243,5 мили в надводном положении и всего 4,2 мили под водой. В 1995 г. она находилась в море вообще всего 4 часа, сделав 53-х мильный переход (в январе) под буксирами из Балаклавы в Южную бухту Севастополя.

В состав ВМС Украины субмарина Б-565 (бывшая Б-435) была передана с состава Краснознаменного Черноморского Флота ВМФ ВС РФ летом 1997-го года и 11 июля была переименована в «Запорожье» (тактический номер U001), а 21 июля официально вошла в состав ВМС Украины и 1 августа торжественно подняла национальный военно-морской флаг.

Снова под буксирами лодку перетянули 3 августа 1997-го года к причалу подводного плавания в Балаклаве. Но отсутствие работоспособных аккумуляторных батарей едва не поставило крест на судьбе первой украинской субмарины. На помощь пришли запорожские шефы из «Укрзалізниці», которые выделили 18 млн. гривен на проведение ремонтных работ, докование и закупку в Греции новых аккумуляторных батарей. Купленные батареи доставил из Греции в Севастополь в феврале 2003-го года украинский большой десантный корабль «Константин Ольшанский». Докование субмарина прошла в плавучем доке Балаклавского судоремонтного завода «Металлист» с августа 2002-го по 22 февраля 2003-го года. В 7 часов утра 28 февраля 2003 года буксиры ВМС Украины «Корец», «Кременец» и «Красноперекопск» вывели подводную лодку «Запорожье» из Балаклавы. В 14 часов «Корец» пошел в базу, а буксиры, которые остались, ввели в 15 часов субмарину в ковш Килен-бухты к причалу 13-го судоремонтного завода российского Черноморского флота. Специалисты этого завода и выполнили ремонтные работы, которые еще оставалось сделать. Благо, лодка им была знакома, так как завод уже ремонтировал ее в 1992-м году.

Но на этом сложный период в истории «Запорожья» не закончился. Предполагалось, что уже весной 2005-го субмарина сможет выйти в море и приступить к выполнению задач боевой подготовки. Однако, «не так сталося, як гадалося». Назначенное в конце июня 2003-го новое руководство Министерства обороны Украины во главе с генералом армии Украины (впрочем, «от СБУ») Евгением Марчуком поставило под вопрос целесообразность пребывания «Запорожья» в составе ВМС Украины. «Руководящая мысль» изменилась лишь в сентябре 2004-го с возвращением к руководству оборонным ведомством генерала армии Украины Александра Кузьмука. Но уже в феврале 2005-го состоялось очередное изменение руководства Министерства (которое возглавил полковник запаса Анатолий Гриценко). И снова возникли сомнения в целесообразности пребывания «Запорожье» в составы ВМС Вооруженных Сил Украины...

Можно уверенно утверждать, что «Запорожье» тогда уцелела лишь благодаря желанию заработать на ней деньги. Руководство, которое находилось во главе МО страны в 2005-2007 гг., что называется «на полном серьезе» считало, что «Запорожье» можно продать за границу как полноценный боевой корабль (в частности подводную лодку предлагали Ливии за сначала 70 миллионов, а потом – «всего» за 50 млн. долл. США!). Ясное дело, покупателей не обнаружилось, и субмарина продолжала стоять в ковше Килен-бухты. Отношение к подводной лодке изменилось лишь с очередным изменением руководства МО. В мае 2009-го года тогдашний начальник Генерального штаба - Главнокомандующий ЗСУ генерал армии Украины Сергей Кириченко сообщил, что «Запорожье» будет готова к началу испытаний приблизительно через месяц. Но снова произошли кадровые изменения. И снова изменилось отношение к единственной украинской подводной лодке...

Окончательно (как тогда казалось) судьба ПЛ «Запорожье» была решена лишь уже при следующем руководстве МО. Подводная лодка должна была завершить ходовые испытания до 31 мая 2011 г. и летом того же года войти в боевой состав флота ВМС Украины. Но на практике лишь 20 марта 2012 г. ПЛ покинула судоремонтный завод.

25 апреля 2012 г., завершив швартовые испытания, корабль покинул заводскую причальную стенку, и в надводном положении вышел из Севастопольской бухты в Черное море.

18 июля 2012 г. подводная лодка «Запорожье» во время ходовых испытаний успешно осуществила пробное погружение. Перед этим лодка крайний раз погружалась за 18 лет до этого.
Наконец, 26 июня 2013 г. были официально завершены работы по ремонту U001. «Все заключенные на ремонт подводной лодки «Запорожье» контракты выполнены в полном объеме. Успешно проведены ходовые испытания. Экипаж готов приступить к выполнению задач.» - заявил тогдашний Командующий ВМС ЗСУ вице-адмирал Юрий Ильин.

Но…, - в феврале 2014 г. началась оккупация Крыма и U001 была захвачена в числе других кораблей ВМС Украины русским спецназом. 21 марта русские военнослужащие захватили корабль, на котором произошёл раскол среди личного состава. Часть моряков (29 человек) задраились внутри корабля, отказываясь сдаваться, остальные (72 человека – если можно назвать их людьми конечно), во главе с командиром резервного экипажа ПЛ (для лодки было сформировано два экипажа) капитаном 2-го ранга Робертом Шагеевым, приняли участие в захвате лодки и спуске украинского флага, а также демонтаже украинского герба и таблички с названием своего корабля. Позднее они изъявили желание продолжить службу в составе ВМФ России, а оставшаяся верной Присяге часть экипажа во главе с командиром основного экипажа подлодки, капитаном 2-го ранга Денисом Клочаном, - покинула корабль и выехала из Крыма. Утром 22 марта над ПЛ был поднят русский военно-морской флаг, - что имело, впрочем, чисто символическое значение, — в состав Черноморского флота ВМФ ВС РФ лодка так и не вошла.

С июля 2014 г. ПЛ находилась на временном отстое в Стрелецкой бухте Севастополя – русские отказались возвращать «Запорожье» ВМС Украины, а вместо этого хотят утилизировать ПЛ. Соответствующее решение объявило МО РФ на тендере по утилизации ряда кораблей. В тендерных документах указывается намерение утилизировать одну ПЛ пр. 641 без указания какой именно лодки, однако известно, что в распоряжении у России есть только одна подводная лодка этого проекта - захваченная в 2014 г. украинская субмарина U001 «Запорожье».

В марте 2020 г. «Запорожье» перебазировали в бухту Инженерная, к ранее перемещенным туда другим украинским кораблям, катерам и судам: большому танкодесантному кораблю «Константин Ольшанский», большому кораблю разведки и управления «Славутич», противодиверсионному катеру «Феодосия», гидрографическому катеру «Сквира» и нефтесборному судну МУС-482. Объявлено, что ПЛ готовят к переводу на длительное хранение на ВМБ на «озере» (фактически – закрытой бухте, соединенной с морем узкой протокой) Донузлав.

Имеет ли смысл пытаться вернуть ПЛ «Запорожье»? Возраст нашей (последние семь лет – уже только «виртуально нашей») пока единственной подводной лодки, - уже более 50-ти лет. Бесспорно, что хотя в свое время субмарины проекта 641 более-менее удовлетворяли тактическим и техническим требованиям, предъявлявшимся к тогдашним ДЭПЛ (хотя уже тогда имели оценку не на «отлично»), технический прогресс привел к довольно быстрому моральному старению «фокстротов». Подводная лодка проекта 641 в ХХІ веке очевидно глубоко устарела и может использоваться лишь в учебно-тренировочных целях. Хотя следует отметить, что на начало прошлого десятилетия в состав подводных сил ВМС Греции входили четыре подводные лодки, построенные в 1971-1972 гг. А половину подводных сил (две подлодки из четырех) ВМС Китайской Республики (Тайваня – не путать с т.н. «Китайской «Народной» Республикой») вообще составляют бывшие американские подводные лодки типов «Балао» и «Тенч» постройки аж, соответственно, 1944-го и 1946-го гг. (!!) Правда, обе они довольон радикально модернизированы в рамках программы «Гуппи II» в середине 1960-х.
Тайвань принял решение о реализации дорогостоящей и трудоемкой задачи строительства собственных подводных лодок после того, как Пекин помешал ему закупить подобные корабли за границей, используя экономические и дипломатические угрозы. В рамках проекта планируется построить восемь ПЛ. Первую должны ввести в строй к 2024 г. Таким образом – «тайваньская «Балао» прослужит не менее 80-ти лет!!!! А ведь не исключено, что лодочная программа Китайской Республики еще и задержится по срокам…

Кстати, визави ВМС Тайваня - ВМС т.н. «КНР» – тоже имеют в своем составе «дизель-электрическую древность». ДЭПЛ пр. 031 (фактически - советского проекта 629), являющаяся носителем одной баллистической ракеты JL-2 («Цзюйлан-2», «Цунами-2»), - находится в составе «красного» китайского флота еще с 1964 г.

В любом случае - Военно-Морским Силам Украины нужны несколько новых (вновь построенных, или умеренного возраста «бывших в употреблении») подводных лодок. Однако это - лишь довольно неопределенная перспектива - и далеко-далеко не факт, что близкая. Впрочем, перспективы создания подводных сил флота ВМС ЗСУ – автор обещает Читателям рассмотреть в этом бложике Уютненького как-нибудь отдельно.

И в заключение – одна полуанекдотическая история из разряда «черных «городских легенд» русско-украинской информационной войны. Я не помню уже точно когда, но самое позднее к началу 2010-х гг. во [В]РуНете русские пропагандоны и их помощники на аутсорсе и добровольные - вовсю форсили байку о «приваренной к пирсу «Запорожье». В качестве «доказательства» - выкладывалось обычно фото (да, совершенно реальное, не сляпанное в фотошопе) даже на первый взгляд вконец обржавевший и в конец же запущенной-заброшенной ДЭПЛ, судя по всему действительно приваренный к левой стенке ковша (это приблизительно тоже, что сухой док) какого-то судоремонтного завода.

Вот только… На фото было совершенно ясно видно: у этой неизвестной ДЭПЛ – четыре носовых торпедных аппарата. А как известно любому минимально интересовавшимися хотя бы краткими техническими описаниями подводных лодок пр. 641 - у всех лодок данного типа таких носовых аппаратов - шесть, расположенные в три яруса. А не четыре в два яруса, как на этой «сенсационной» фотографии. Четыре носовых аппарата имели советские средние морские подводные лодки проектов, предшествующих средним ДЭПЛ пр. 633, строительство последних из каковых было прекращено еще в середине 1950-х и к моменту распада СССР в советских флотах не осталось ни одной ДЭПЛ этих проектов – ни в боевом составе, ни как учебных. Все еще физически наличные средние ДЭПЛ с шестью торпедными аппаратами (4 - носовых и 2 - кормовых) - находились в распоряжении ОФИ – отделов фондового имущества флотов - в ожидании утилизации (проще говоря - разделки на металлолом и извлечения драгоценных металлов из радиогидроакустического и электрооборудования). Вот так – от тупого незнания нюансов матчасти – и рушатся красиФФые пропагандонские легенды…))

Этот же пост на моем канале в Яндекс.Дзен

Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Свиновод, машинист парового автомобиля и педикюрша: ВУС (воинские профессии) в ВС РФ

ИтакЪ:

0303 — Рабочий по уходу за животными (в т.ч. - и за теми самыми свиньями)



0499 — Дояр
0059 — Дворник
0398 — Уборщик производственных помещений
0399 — Уборщик служебных помещении
0689 — Уборщик производственных и служебных помещений
0301 — Уборщик мусоропроводов
0400 — Уборщик территорий
0255 — Печник
0085 — Истопник
0018 — Бондарь (плотник по деревянным бочкам)
0266 — Подсобный рабочий
0043 — Возчик (конской подводы)
0133 — Кучер (т.е. не просто возчик, а возчик экипажа с кОзлами)
0092 — Каюр (погонщик собачьей или оленьей упряжки)
0166 — Машинист паровой машины и локомобиля ("локомобиль" — это паровой автомобиль):



- замечу тут, что данный приказ тогдашнего министра обороны РФ, ныне покойного генерала армии "Паши Мерседеса" Грачева вступил в силу с 01.06.1996 г.)
0579 — Машинист паровоза
и
0122 — Кочегар паровозов в депо (см. в обоих случаях прим. вышеЕ)
- а также (см. аналогично)
0463 — Машинист железнодорожного водоснабжения (паровозных депо и паровозов)
и
0123 — Кочегар (судна)
(напомню, что "кочегары" — существуют только на тех паровозах и пароходах, где котлы топят углем или дровами, и это 1996 г.; дальнейшие кАменты, полагаю, излишни...)
0335 — Сдатчик экспортных лесоматериалов (т.е. МО РФ мало того, что самостоятельно экспортирует, так еще и необработанную древесину)

ВУС "сферы гостинично-ресторанного сервиса":
0423 — Швейцар
0049 — Гардеробщик
0025 — Буфетчик
- и конечно:
0240 — Официант

Также отмечу:
0270 — Полотер
0091 — Кастелянша (именуется так вне зависимости от пола обладателя сей ВУС)
и
0212 — Носильщик

Ну и вишенкО в тортЪ: (генеральско-адмиральская и "совместно проживающих с оными лиц" личная и "придворно-охотничья" обслуга)



0071 — Егерь
0079 — Зверовод
0083 — Инструктор спортивного рыболовства
0712 — Рабочий по обслуживанию в бане (как же ж без него-то!? (͡° ͜ʖ ͡°))
0054 — Горничная (именуется так вне зависимости от пола обладателя ВУС)
0328 — Садовник
0722 — Парикмахер - модельер
0142 — Маникюрша (аналогично — независ. от пола)
0247 — Педикюрша (аналогично)



И наконец — совсем уж эпичненько:
0539 — Дежурный зала игральных автоматов (sic!!) аттракционов и тиров



Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Защита морских границ или деньги на ветер? Какой военный флот нужен Украине?

Совсем-совсем (на момент начала написания этой статьи) свежая (19.02.21., 16:25 по Киеву) свежая новость: «На строительство корвета для ВМС Украины в 2021 году будет выделено 3,8 млрд. грн.».

Ура! Нет – Ур-р-ря-я-я!! Нет – «Кричали женщины - Ур-р-ря-я-я!! – и в воздух чепчики бросали!». Ну что ж – попробуем разобаЦЦО…

Главнокомандующий ВС Украины, генерал (эквивалентно генерал-полковнику по старой, привычной еще с советских времен системе воинских званий) Руслан Хомчак, в День Вооруженных Сил, 6 декабря прошлого, 2020-го года, рассказал Интернет-изданию «Апостроф» о том, как решается вопрос перевооружения флота ВМС ВСУ и что ему нужно для максимально эффективного выполнения поставленных боевых задач. Процитирую:

«… только не «москитный» флот. Вообще нам нужно понять, по каким принципам мы развиваемся. Если мы идем по принципам НАТО, то там никто не делает технику, в которой точно должен погибнуть человек. Хотя они везде говорят, что ты должен любой ценой выполнить поставленную задачу, но все их усилия все равно направлены на то, чтобы ты при этом остался жив. Поэтому, если мы говорим о москитном флоте, то мы говорим о катерах-камикадзе, которые имеют билет в один конец», - заявил генерал Хомчак.

В связи он выразил мнение, что следует закупить норвежские противокорабельные ракеты (ПКР) типа NSM (Naval Strike Missile) с дальностью пуска до 180 км и еще 16 «б/ушных» американских патрульных катеров (ПКА) типа Mark VI, и это решило бы наши наиболее насущные проблемы в войне на море на ближайшее время.

«Великобритания находится на стадии подписания договора о производстве для нас 8 ракетных катеров, именно с ракетами NSM, которые имеют дальность поражения в 180 км. Они нам будут делать еще два противоминных катера. Мы также будем иметь 5 американских "Айлендов". два уже есть, а еще три на подходе. Далее, в ближайшие годы, мы планируем иметь на флоте 4 корвета» - подытожил генерал.

За два месяца перед этим, 7 октября 2020 г., Министр обороны Украины Андрей Таран и Государственный секретарь по делам обороны Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии г-н Бен Уоллес - подписали «Меморандум об усилении сотрудничества между Соединенным Королевством и Украиной в военной и военно-технической сферах». Документ предусматривает привлечение финансирования Британского экспортного кредитного агентства в размере 1,25 млрд. английских фунтов стерлингов (примерно $1,6 млрд. по тогдашнему курсу). Кредит будет предоставлен на 10 лет с момента вступления соглашения в силу. О других условиях, сопровождающих его предоставление (в частности % по кредиту) – не сообщается.
Договоренность, достигнутая в переговорах перед подписанием этого документа, предусматривает вооружение ВМС Украины «современными ракетными катерами (РКА), которые совместимы со стандартами НАТО и будут способны закрыть потребность в кораблях такого класса в Черном и Азовском морях».

В посольстве Великобритании в Украине также заявили, что Меморандумом предусматривается «поддержка судостроительных мощностей» в Украине. «Украина будет иметь возможность «наблюдать и учиться» при постройке кораблей в Британии, параллельно модернизируя собственное кораблестроение», - говорится в официальном комментарии пресс-отдела британской дипломатической миссии в Киеве.

По данным известного Интернет-издания «Европейская правда», два первых корпуса будут изготовлены на британской верфи при участии специалистов украинского предприятия – будущего производителя (его должно определить Правительство Украины – наиболее вероятным кандидатом называлось ПАО «Судостроительный завод «Океан» в г. Николаев). В дальнейшем все производство - от сборки корпусов до оснащения кораблей механизмами, оборудованием и вооружением – должно будет происходить в Украине.

Часть средств британского кредита будет потрачена также на создание инфраструктуры для базирования новых РКА в Очакове.

Но на этом – военно-судостроительные новости не иссякли. Сначала появилась информация (ее опубликовало одесское Интернет-издание «Думская.net»), что: «В Командовании и Штабе ВМС ВС Украины обсуждают три варианта программы постройки ракетных кораблей в интересах национального флота за счет Великобритании. Кроме предложенного британского, рассматриваются также один украинский и еще один из Турции. Выбор конкретного проекта строительства сейчас обсуждают на переговорах, начатых после подписания Меморандума от 7 октября». По утверждению издания, предложенный британцами вариант в адмиральских и офицерских кругах ВМС Украины называют «большими яхтами», чей внешний вид «скорее похож на гражданское судно, чем на боевое».

Каталог проектных предложений BMT Company - ну и найдите здесь что-то похожее на РКА?
BMT Company - Projects



Украинский вариант РКА разработан Николаевским Казенным Исследовательско-Проектным Центром Кораблестроения дивизиона «Судостроение и судоремонт» Госконцерна «Укроборонпром»). Он должен быть несколько меньше 50-метрового британского, имеет средства ПВО (от автора: это очень странное утверждение; британцы явно не могли предложить большой РКА без средств ПВО) и более мощное артиллерийское вооружение (76,2-мм универсальную – т.е. способную вести огонь и по морским и береговым, и по воздушным целям – автоматическую носовую артустановку вместо 57-мм аналогичной на британском катере). Турки же предлагают на эти средства построить серию многофункциональных корветов УРО (УРО – «управляемое ракетное оружие») по их проекту (проект Ada, созданный в рамках программы MILGEM; не самый новейший тип – головной корабль этой серии был спущен на воду еще в 2008-м).

Корвет типа Ada:


Прямо скажем, эта «утечка» оставила крайне странное впечатление. Никто, хотя бы минимально знакомый с экспортным целевым кредитованием - в здравом уме не станет предполагать, что на деньги британской государственной кредитной организации – будут строиться какие-то иные корабли, кроме британских же.

Впрочем - интрига не закончилась и на этом. Сначала – появилась информация, что Командование ВМС хочет пересмотреть потенциальный «британский катерный контракт». Соглашаясь на сокращение числа приобретаемых для флота РКА до 6-ти, но желая взамен получить два тральщика – искателя мин (ТЩИМ). И тут – мы решили «станцевать Go-Go на двух столах сразу». Шпагатом так сказать. 14 декабря уже упоминавшийся Министр обороны Украины г-н Таран подписал соглашения с группой турецких компаний о передаче технологий и производстве многофункциональных корветов УРО, а также беспилотных авиационных комплексов с тяжелыми разведывательно-ударными беспилотными летательными аппаратами (БПЛА, в просторечии – «дроны») турецкой разработки для нужд Вооруженных Сил Украины.

Как сообщил сайт национального МО - подписание состоялось в рамках визита в Украину большой и представительной турецкой делегации во главе с Президентом Директората оборонной промышленности Турецкой Республики г-ном Исмаилом Демиром (интересно в этой связи, что буквально в тот же день – г-н Демир попал под официальные персональные санкции Государственного Департамента Соединенных Штатов. Формулировка гласила: «Несмотря на наши предупреждения, Турция продолжила закупку и испытания системы С-400 из России. Сегодняшние санкции против Управления оборонной промышленности Турции демонстрируют, что США полностью соблюдают закон CAATSA. Мы не потерпим крупных сделок с оборонным сектором России». Как г-рится - No comments…).

По информации, имеющейся в настоящее время - первый корвет УРО класса Ada для ВМС Украины будет построен по формуле 50:50, а его готовность к испытаниям ожидается в 2023 г. Если изначально рассматривался вариант строительства первого корабля полностью в Турции, то теперь решено, что Украина сама достроит его на отечественных судостроительных мощностях, а в Турции только построят корпус, который затем прибуксируют в Украину для достройки на плаву. Во всяком случае - об этом информагентству Defense Express сообщили источники в МО Украины.

Все остальные три корвета будут построены уже исключительно на украинском судостроительных мощностях и с гораздо бОльшей долей отечественных компонентов. Например, если на головном корабле будет иностранная главная энергетическая установка (ГЭУ), то на остальных – уже газотурбинная ГЭУ от николаевского ГП «Научно-Производственный Комплекс газотурбостроения «Заря-Машпроект» (также входящего в дивизион «Судостроение и судоремонт» госконцерна «Укроборонпром»).

Государственные испытания корветов будут проведены совместно с турецкой стороной.
И, ЧСХ, - главным кандидатом на роль «нового отечественного корветостроителя» – намечается все тот же завод «Океан», который должен был строить РКА по британскому проекту. Как он сможет осуществлять параллельно обе эти программы? – сие тайна велика еси…

И все это было бы поистине замечательно, если бы не было странно и даже печально.

Согласно озвученным планам можно констатировать, что к 2030 г. флот ВМС Украины (тут нужно заметить, что ВМС состоят не только и более того – даже не столько из флота, то есть боевых и боевого обеспечения кораблей и катеров, судов обеспечения и различных плавсредств; в ВМС входит так же сухопутный компонент (Командование морской пехоты, фактически являющееся, впрочем, не морской пехотой, а войсками береговой обороны), морская авиация и ряд других родов войск, частей, служб, учреждений и организаций; в целом, боевые корабли и боевые катера сейчас составляют обычно где-то всего 1/3 совокупной боевой мощи «ВМС прибрежных вод» – каковыми «ВМС прибрежных вод» и являются ВМС Украины) будет иметь в боевом составе «фрегат» (фактически – корвет) УРО «Владимир Великий» (под вопросом), противолодочно-патрульный фрегат «Гетман Сагайдачный», 4 многофункциональных корвета УРО, 6 больших РКА, 7-8 малых морских бронированных ракетно-артиллерийских катеров (БРАКА; официально именуются «малыми бронированными артиллерийскими катерами», МБАКА) типа «Гюрза-М», 5-6 больших (типа Island) и 18-22 (по разным данным) малых (типа Mark VI) ПКА УРО, 2 тральщика - искателя мин, 2-3 вооруженных бронированных малых пехотно-десантных катера типа «Кентавр-ЛК» (официально именуются БДШК - «бронированными десантно-штурмовыми катерами») 1 малый ПКА (официально – «артиллерийский» катер», АКА; но фактически вооружен только спаркой крупнокалиберных пулеметов) и средний корабль разведки и управления. Возможно также - в 2030 г. все еще будут служить еще один устаревший РКА (в качестве РКА или в качестве большого АКА – пока непонятно) и один рейдовый тральщик (РТЩ).

Если Украина примет официально до сих пор сохраняющее актуальность со стороны Москвы предложение РФ вернуть нам корабли, захваченные русскими в Крыму в марте 2014 г. – флот ВМС Украины могут также вновь пополнить и прослужить до 2030 г. и даже далее, еще 2-4 корвета (2 противолодочных корвета, один легкий противолодочный корвет и один ударный корвет УРО, фактически являющийся большим РКА) вооруженный большой танкодесантный корабль и большой корабль разведки и управления.

В виде простого перечня и для человека несведущего - все это выглядит, как по нашим скромным масштабам страны, давно уже больше не бредящий Леонидо-«ДанилычПрости»-Кучмовой «Украиной - великой морской державой», весьма и весьма внушительной.

Но какова реальная ценность такого флота – даже если планы будут обеспеченным финансированием и прочими ресурсами (включая ресурсы политические и административные), и полностью воплотятся в жизнь в установленные сроки?

И вот тут начинается самое интересное. Дело в том, что при серьезном анализе этих планов мы не можем ответить на главный вопрос: А ЗАЧЕМ НАМ ВСЕ ЭТО НАДО????

Поясню. В условиях тотального превосходства противника в воздухе над Черноморским морским театром военных действий (ТВД) - любой корабль и катер водоизмещением условно более 100 тонн (если только это не подводная лодка) - не более чем мишень. Даже если будет иметь самую сильную для корабля/катера своего класса и тоннажа ПВО/ПРО и даже если будет выполнен по технологии Sea Stealth (специфического морского варианта широко известной авиационной технологии радиолокационной малозаметности Stealth).

Кстати, тут стоит заметить, что технологию Sea Stealth нам ни в коем случае никто не продаст. Что бы читающие поняли насколько жестко контролируется ее экспорт, достаточно сказать, что доступ к кораблям и катерам, выполненных по такой технологии ( не говоря уже о доступе к самой технологии) не имеют даже бОльшая часть прямых военных союзников США, государств имеющих с Соединенными Штатами договоры «о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» (если пользовать до сих пор принятой нашей дипломатией еще советской формулировкой).
Тем более, такой флот не выживет в бою, погибнув, не нанеся противнику никакого ущерба, если он малочисленный, и насчитывает всего каких-нибудь десяток-дюжину ракетных кораблей и катеров.

Генерал Хомчак рассказывает нам увлекательные истории о ракетах поражающих цели на дистанции 180 километров. Да, ПКР NSM действительно может лететь на такую дальность, но вот только цель предварительно нужно обнаружить, классифицировать, определить элементы ее движения, ордер (боевой порядок) и классы целей в группе (если цель групповая). А для этого - нужен радар обнаружения надводных и воздушных целей (РЛС ОНВЦ). Но у РЛС ОНВЦ есть серьезное ограничение. Называется оно - «радиогоризонт».

Дабы не вдаваться в нудные физические и математические подробности, просто скажу, что кривизна земной поверхности не позволяет радару, расположенному на определенной высоте над уровнем моря, видеть цели, расположенные на некой определенной высоте над уровнем моря дальше, чем на определенном расстоянии. Причем видеть ни при каких обстоятельствах – даже если без учета фактора радиогоризонта, другие технические возможности радара и характеристики цели (например ее большой размер, и большая площадь надводного борта, а соответственно - большая радиолокационная заметность) это вроде бы позволяет. РЛС ОНВЦ фрегата водоизмещение в 4000 тонн (водоизмещение тут важно, поскольку оно диктует - хотя и не в прямо-жесткой форме - высоту палубы над ватерлинией, высоту надстроек и высоту матч, а соответственно и ту высоту, на которую – верхней части мачты - может быть вынесена антенная решетка радара) может обнаружить корабль противника водоизмещение 6000 т на дистанции не более 100 км. Для гипотетического же РКА британской постройки, который будет в 5-6 раз меньше такого фрегата по тоннажу (а тут еще надо принять во внимание, что РКА - при прочих равных - имеют более «приземистый» силуэт) противником которого будет являться малый ракетный корабль или корвет русского Черноморского флота – обнаружит их еще на меньшем расстоянии.

Резонный вопрос: а зачем тогда «глупые» норвежцы придают дальность своим ракетам в 180 км (а ведь есть ПКР и с еще большей дальностью!). А тут все очень просто. Дело в том, что ракете можно дать внешнее целеуказание. С палубного вертолета (своего или с другого корабля), с самолета. Наконец, теми же ПКР вооружаются в иностранных ВС и сами палубные вертолеты и ударные и патрульные противолодочные самолеты. И береговые ракетные батареи, могущие иметь радиолокационные посты с антеннами, поднимающимся на высоких мачтах.
Наконец, у вооруженных сил рядах государств - есть специализированные самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления/наведения (ДРЛОиУ).

Но у нас - ничего этого нет и не будет (кроме радиолокационных постов для ракетных батарей; но во-первых: они нашим РКА и корветам не помогут, а во-вторых: береговые ракетные дивизионы Сухопутного компонента ВМС, когда они будут, наконец, сформированы - будут вооружать отечественными ПКР «Нептун», которые сейчас, во всяком случае как утверждают, находятся на завершающей стадии подготовки к принятию на вооружение). То есть - все эти турецкие корветы и британские РКА - это абсолютно, на 146%, - «деньги на ветер».

А деньги эти - немаленькие. Размер предполагаемого кредита на постройку британских РКА - я выше уже упоминал. Во сколько обойдутся турецкие корветы УРО - пока не сообщаются. Этот контракт вообще очень странный и непрозрачный, но тем не менее - прикинуть можно. Та версия корвета проекта Ada, которая строится для Морских Сил ВС Турции – имеют полное водоизмещение 2032 т. Современный надводный многофункциональный боевой корабль такого тоннажа стоит примерно 250 млн. евро за штуку при серии из 3-5 ед., если строится на верфях собственной странны, и где-то 320 млн. евро за единицу, если закупается у иностранного государства. И цена еще увеличивается, если ты закупаешь не стандартный образец, а специально существенно переработанный «под тебя» проект (как у нас и планируют).

Ну и опять-таки: боевой корабль без базы - это ничто. Соответственно, нужно частью восстанавливать, частью - создавать инфраструктуру базирования (состояние которой у нашего флота невозможно описать здесь по той причине, что матерные выражения в публикации СМИ в Украине запрещены законодательством; но если кто владеет боцманским матом эпохи величия парусных флотов - то это будет вполне адекватное словесное описание условия базирования и тыловой поддержки современных ВМС Украины).

Что же касается американских ПКА УРО и отечественных ракетно-артиллерийских бронекатеров – то они совершенно непригодны в качестве боевых катеров военного времени. С позволения сказать «ПКР» типа ВGM-176В Griffin, которой планируется вооружить передаваемые Украине ПКА типа Mark VI:

– имеют дальность до 8 км и боевую часть (БЧ, боеголовку) массой менее 6 кг. Пардон, но такие характеристики для как для ПКР - это даже не смешно.

На ПКА типа Island:

- нормальные ПКР (корабельный вариант украинского «Нептуна» - который вариант, правда, еще надо создать - или американскую Harpoon), установить, правда, можно. Но они совершенно не удовлетворяют требованиям к РКА по другим тактико-техническим характеристикам. Даже сейчас у «Айлендов» скорость самого полного хода - всего 29,5 узла (ок. 55 км/ч), что было смехотворно мало для боевого катера даже в начале Второй Мировой. А после установки дополнительного вооружения и оборудования далеко «не «комариного» веса» – она еще снизится. У них нет средств ПВО, а артиллерийское вооружение (25-мм автоматическая пушка и два крупнокалибернывх пулемета) – крайне слабо для почти 170-тонного катера.

Американские ПКА обоих этих типов были бы прекрасным пополнением флота Морской Пограничной охраны Госпоргранслужбы Украины – но в национальных ВМС - они явно лишние.

«Гюрза-М»:


Поступившая на вооружение национального флота, потому что завод, ее строивший, принадлежал, в числе прочих активов, крупномку игроку на русском рынке шоколада и прочих кондитерских поделий (в т.ч. и игроку в период уже сильно после апреля 2014 г.), по совместительству решившему поработать (и подзароботать) на посту Президента Украины, этот катер является откровенным издеватиельством в особо извращенной форме над понятием «боевая единица флота». Его 16-кг «ПКР» (фактически ПТУР – противотанковая управляемая ракета) типа Р-2, которых катера проекта 58155 несут «целых» 4 шт., имеет такую же примерно массу БЧ, как и ВGM-176В Griffin, но при этом еще меньшую дальность – всего 5 км (!!). Прочее вооружение составляют 2 х 30-мм автоматические пушки для боевой машины пехоты, 2 х 30-мм «морефицированных» пехотных автоматических гранатомета и пара легких танковых пулеметов. Еще есть один переносной зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК), которым «оперирует» матрос с плеча. «Мощная бронезащита» этого «броне»катера – не держит даже 12,7-мм пулю.

Реально боеспособный и полезный для флота БРАКА класса "река-море" для Азова (4 ед.) и для Дуная (4 ед.) - должен нести:
- носовую башню со 100-мм пушкой - пусковая установка танковых управляемых ракет (УР) с автоматом заряжания + 30-мм спаренная автоматическая пушка + 12,7-мм спаренный пулемет + 4 пусковых установки (ПУ) ПКР на базе танковой ПТУР «Комбат» в бронеконтейнерах;
- кормовую башню: автоматическая пушка 30-мм (или 57-мм) + 12,7-мм спаренный пулемет + 4 аналогичных ПУ ПКР.
- 4 х 9-ствольных установки 81,2-мм дымовых гранатометов «Туча» и 1 х 6 (в крайнем случае - 1 х 4) ПУ зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) на базе переносного ЗРК (ПЗРК) не ниже уровня "Игла" (модернизированных до уровня с головкой самонаведения (ГСН) И1-2000, при наличии которой зенитная управляемая ракета (ЗУР) ПЗРК может наводится и поражать и сверхзвуковые воздушные цели; следует отметить, что эта ГСН – одна из крайне немногих действительно уникальных разработок украинского ВПК).

И уверенно держать броневым поясом и башнями попадания не менее чем 30-мм бронебойного снаряда на дистанции минимум 2000 м.

Нетрудно заметить, что «Гюрза-М» этому в принципе не может удовлетворить, и сделать такой БРАКА на основе ее корпуса – абсолютно невозможно. В настоящее время малый БРАКА пр. 58155 – просто обуза для ВМС, существующая в их составе лишь для «отбывания номера». Не случайно восьмой бронекатер серии принято решение не достраивать.

Так что же – просто ничего не делать? Нет. Нам нужен именно так не нравящийся Главнокомандующему генералу Хомчаку «москитный» в буквальном смысле, жалящий как стая маленьких злых ос, флот. Состоящий из маленьких, дешевых, с предельно малочисленными экипажами, РКА в несколько десятков тонн водоизмещением каждый, несущих по 4 или по 8 легких ПКР дальностью применения в несколько десятков километров, каждая из которых будет иметь БЧ, по своему могуществу действия на цель соответствующую не менее чем 120-130-мм морскому фугасному или бронебойно-фугасному (на Западе последние боеприпасы называют «полубронебойными») артиллерийскому снаряду (130-мм советский снаряд для морской пушки весит чуть более 33 кг).

А также несущих легкий компактный зенитный ракетно-артиллерийский комплекс (ЗРАК) с ЗУР используемых в ПЗРК (таких, как упоминавшийся ПЗРК «Игла» например), ЗРК самообороны (таких как ЗУР ЗРК RAM) или «морефицированных» авиационных УР класса «воздух-воздух» ближнего боя (такой, например, как Р-60М). Артиллерийскую часть комплекса может составлять, например, 6-ствольная авиапушка 23-мм калибра ГШ-6-23 – таких у нас на складах много и темп стрельбы она дает ураганный, до 9 тыс. выстрелов в минуту.

Малый РКА-«москит» C14 China Cat-class missile boat ВМФ НОАК («Народно-Освободительной Армии Китая» - вооруженных сил т.н. «КНР» - альтернативного законному правительству Китая (контролирующему в настоящее время только о. Тайвань и несколько прилегающих мелких архипелагов) псевдокоммунистического (на самом деле - фашистского) правительства Китая):


Но сколько нам нужно таких катеров? Если посмотреть на карту побережья Украины, то напрашиваются 4 места для дислокации тактических формирований малых РКА: Одесса, Очаков и Скадовск - на Черном море и Бердянск - на Азовском. А теперь вопрос, а сколько катеров должно быть в соединении? Попробуем разобраться – это не так сложно, как кажется. Каждое соединение должно обеспечить атаку группы кораблей противника с двух направлений, беря его как бы «в клещи» (это сильно затрудняет организацию ПРО атакуемой группы). При этом каждый атакующий отряд должен сам быть для противника групповой целью, сохраняющей свой групповой характер даже потеряв один катер, то есть должно быть три ракетных катера в каждом ударном отряде, а всего их «в клешнях» - 6.

Но это еще не все. При повседневной службе - 15-20% корабельного состава обычно находится в доковом или заводском ремонте, а из находящихся вне ремонта - готовы к экстренному выходу в море не более 75%. Таким образом легко подсчитать, что чтобы дивизион всегда могла выслать в море 2 отряда по три ракетных катера, он должен иметь 10 катеров (два звена по 5 единиц).

Кроме того, необходимо иметь также подразделение таких катеров, которые будут использоваться для практической подготовки личного состава перед переводом его на службу в боевые дивизионы. При трехлетнем контракте - наиболее оптимальное соотношение между численностью боевых единиц в дивизионах малых РКА и численностью таких же катеров, используемых в учебных целях – будет 8:1.

Плюс резерв в размере 10% от числа РКА в боевых дивизионах.

Таким образом, на 40 «строевых» боевых ракетных катеров - должно приходится 5 учебных РКА (точнее, учебно-боевых - поскольку используемые в учебных целях катера будут технически полностью пригодны в случае боевых действий для использования как боевые). Итак, нам нужно в общей сложности 49 малых РКА-«москитов».

Эта цифра может показаться очень большой как по нашим скромным возможностям, но не следует забывать, что речь пойдет о катерах водоизмещением максимум в полсотни тонн и экипажами в десяток или немногим более моряков. И соответствующей, почти «бросовой» стоимостью, разумеется. За каковую «бросовую стоимость» - мы получим большущий по меркам Черного моря рой (точнее - несколько взаимодействующих роев) очень маленьких, очень юрких, и при этом - очень-очень больно (даже смертельно) жалящих злых «морских ос».

Ну и в заключение - касательно тральщиков. Для обеспечение боевых действий таких РКА-«москитов» - потребуются только РТЩ. Небольшие корабли (фактически - катера) водоизмещением в 100-150 т для траления во внутренних акваториях и на внешних рейдах баз и портов, где малые РКА будут постоянно или временно (в случае необходимости при боевых действиях) базироваться.

При этом в каждой базе достаточно иметь звено в составе 4-х таких рейдовых тральщиков (что обеспечит постоянную готовность одного из них к выходу на траление даже в случае выведения из строя или потери одного из РТЩ звена). Всего, таким образом, флоту ВМС потребуется 16 ед. РТЩ + 2 учебных (не забываем про соотношение 8:1!). Что же касается «противоминной обороны морских и речных «телекоммуникаций», которой бредят наши «флотоводцы», то эта задача для нас сейчас абсолютно неактуальна. Поскольку ввиду громадного превосходства РФ на море, в воздухе над морем и в воздухе над собственно Украиной в случае большой войны - все наши морские и речные коммуникации в случае этой самой большой войны будут немедленно пресечены противником (кроме разве что Дунайской с Европой – по реке от Измаила и до Измаила).

Вопрос же создания или приобретения более крупных и высокотехнологичных кораблей - есть для Украины вопросом весьма отдаленного будущего, каковой вопрос следует отложить до тех времен, когда мы, наконец, решим на приемлемых с точки зрения наших жизненно важных национальных интересов условиях «Донбасскую проблему» и «Крымскую проблему». Исключение – малые или «условно сверхмалые» ПЛ (подводные лодки; по нынешней классификации к «сверхмалым» относятся уже и ПЛ с нормальным подводным водоизмещением ни много-ни мало – до 500 т) – но это вопрос отдельный, который автор и редакция, возможно, рассмотрят особо как-нибудь в другой раз. С точки зрения автора - оптимальным «кораблем открытого моря» в будущем для флота ВМС Украины являлся бы своеобразный «противоминно-антипиратский корвет». Т.е. относительно небольшой, но с хорошей дальностью плавания и автономностью по запасам на борту корвет, способный, за счет некоторого сокращения своих возможностей как «классического» многофункционального корвета, выполнять также функции океанско-морского эскортного тральщика и ТЩИМ. А также способный принимать на борт на длительное время легкий взвод морской пехоты или спецназа Сил Специальных Операций и постоянно иметь на борту в ангаре «средний ближе к легкому» палубный многоцелевой вертолет. Но это, повторюсь, вопрос отдаленного будущего. Рассуждать о котором сейчас можно лишь чисто умозрительно в порядке «легких рожевих мрiй».

Автор - в 1995-1997 гг. являлся специалистом I категории, затем ведущим специалистом – и.о. зам. начальника отдела Аналитического Центра при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии Украины/помощником начальника Главного Управления финансов и внешнеэкономической деятельности Министерства. В 2002-2007 гг. – директор военных и энергетических программ Центра оценки политических рисков. В 2002-2005 гг. – также один из «приглашенных экспертов» дирекции военных программ Украинского Центра экономических и политических исследований им. Александра Разумкова. Член Экспертного Совета Центра исследований Армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР; более известен по бренду принадлежащей Центру информационно-консалтинговой компании Defense Express).

Первопубликация (с редакционными изменениями):
https://tema.in.ua/article/13642.html

Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Ну чЁ? Похоже - на этот раз мы в серьезе: УКРАИНСКИЙ BAYRAKTAR TB2 ВПЕРВЫЕ ПОСЕТИЛ ВОСТОК

Украинский средневысотный ударный беспилотный летательный аппарат Bayraktar TB2 вчера, 9 апреля 2021 года, впервые работал на Востоке Украины



Разведывательно-ударный беспилотник пролетел из южной части Украины через Херсонскую, Запорожскую, Днепропетровскую и Харьковскую области. После чего по обратному маршруту вернулся к точке взлета.

Задача полета украинского ударного дрона, которая ставилась его операторам, неизвестна.



Ранее украинские беспилотные ударные летательные аппараты Bayraktar TB2 в марте несколько суток отрабатывали задачи над Тендровской косой - полигоном ВМС ВС Украины.

Пруф:
https://www.wing.com.ua/content/view/29276/36/

Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Призраки ВВС РККА: немецкие предвоенные фантазии на тему советской военной авиации

В продолжение Призраки Люфтваффе - только на сей раз о том, как выглядел технический облик ВВС РККА и ВВС Рабоче-Крестьянского ВМФ Союза ССР уже в глазах немцев в канун 22 июня 1941 г.?

То, что в Рейхе в канун 22 июня 1941 г. имели, мягко говоря, "несколько смутное" представление о Вооруженных Силах Союза ССР - общеизвестно.

Впрочем - справедливости ради следует отметить, что сей неоспоримы факт лишь отчасти объясняется недостаточно удовлетворительной работой германских разведывательных служб и органов. Например, Служба радиоперехвата давала оценку общего количества боевых и разведывательных самолетов у Советского Союза, довольно близкую к истине (хотя и тоже заниженную) - приблизительно 13-14 тыс. машин на начало 1941 г. Но ей не поверили, и оценили численность боевых и разведывательных самолетов у Союза ССР всего в 8700 единиц (правда - это уже только в ВВС РККА и только строевые части) - т.е. почти ровно вдвое меньше, чем было их на деле в строевых соединениях и частях ВВС РККА (16990 машин на 01.06.1941 г.).

Интересно также отметить, что вопреки "прогрессивно-либеральной" точке зрения на "Большой Террор 1937-1938 гг.", как явление полностью вредное для обороноспособности Союза ССР - работа агентурной разведки противника в Союзе начиная с 1937 г. - на самом деле еще больше затруднилась.

Если ранее немецкая разведка получала информацию даже о некоторых засекреченных опытных боевых самолетах, испытывавшихся в Союзе (например И-17, ТБ-2, ТБ-5, МТБ-1, МБР-5), то начиная с 1937-го - ей оставались неизвестными не только почти все опытные или "микросерийные" самолеты (что и неудивительно), но и многие полноценно-серийные машины. Так, немцы до самого начала Великой Отечественной ничего не знали о ДБ-240/Ер-2, Пе-2, ББ-1/Су-2, Ил-2, ББ-22/Як-2/4, ГСТ, КОР-2/Бе-4.

Может показаться странным, но в Люфтваффе не имели представления даже о Як-1 - хотя они массово поступали на вооружение ИАП ВВС западных приграничных округов - в т.ч. и некоторых истребительных полков, дислоцированных в непосредственной близости от границы.

И уж совсем курьез - немецкая разведка не знала о существовании ББ-22/Як-2/4 и КОР-2/Бе-4!! Хотя первые можно было еще с августа 1939-го невозбранно наблюдать в ходе воздушных парадов над Красной площадью, а вторые - на борту линкоров и крейсеров Краснознаменного Балтийского и Черноморского флотов Рабоче-Крестьянского ВМФ во время их походов и учений в международных водах еще за несколько лет до войны.

Самое дикое представление у немцев было о советской ДБА - Дальнебомбардировочной авиации. На ее вооружении они числили тяжелые бомбардировщики ТБ-2 (никогда не выпускавшийся серийно) - притом в существенном количестве (любопытно, что с началом войны пилоты-истребители Люфтваффе даже "умудрялись" самолеты этого типа "сбивать"), ТБ-3, ТБ-4 (под этим индексом у Люфтваффе проходили поздние модификации ТБ-3), ТБ-5 (тоже никогда не выпускавшийся серийно), ТБ-6 (так обозначался у немцев ДБ-А) и ТБ-7 (который считался только очередной модификацией ТБ-3). Модификация ДБ-3, прославившаяся в военные годы как Ил-4 - известна немцам тоже не была. О Ер-2 - уже говорилось выше.

Также следует отметить, что по немецким "считающимся достоверными данным" - на вооружении ВВС РККА все еще "состояли" самолеты, на деле - давным-давно снятые с вооружения: И-4 - в штурмовой, Р-6 - в разведывательной - и поплавковый ближний разведчик-бомбардировщик-торпедоносец Р-5а (немцы обозначали его как МР-5) - в морской разведывательной авиации.

Так что - "туман войны" в канун 22 июня - на самом деле плотно сгущался над обеими сторонами. А не только над Красной Армией...

Самолеты, упоминаемые в посте:

И-17:



ТБ-2:


ТБ-5:


МБР-5:


Ер-2:


Пе-2:


Су-2:


Як-4:


ГСТ:


КОР-2/Бе-4 на борту легкого крейсера РК ВМФ:


Як-1:


ТБ-3:


ДБ-А:


ТБ-7/Пе-8:


ДБ-3ф/Ил-4:


И-4:


Р-6:


Р-5а (поплавковый):


Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Призраки Люфтваффе



Речь пойдет о различных типах немецких самолетов, с которыми, якобы, в годы Великой Отечественной вели (но в реальности - не могли их вести) воздушные бои советские летчики и которые сбивали в 1941-1945 гг. советские зенитчики.

Традиционно считается, что советская стратегическая агентурная разведка (1-е Управление НКГБ, РУ Генштаба РККА, РУ Главного штаба Рабоче-Крестьянского ВМФ) - знала о Рейхе, его военной машине и стратегических и оперативных планах если не совсем все - то уж - во всяком случае - почти все. На деле - советские разведчики не смогли даже вскрыть дату нападения Германии на Союз ССР. Не лучше обстояло дело и с разведкой военно-технической - ее сведения зачастую содержали совершенно фантастические данные. Но о мифических "90-тонных танках" не менее мифических "тяжелых танковых дивизий" Панцерваффе, которыми РУ Генштаба РККА стращало военное и политическое руководство страны и войска в канун 22 июня - как-нибудь в другой раз. А сейчас - только о самолетах.

Пожалуй, самый популярный на Восточном фронте "самолет-призрак", который с самого начала войны советские летчики и зенитчики встречали и записывали на свои счета сбитым во вполне "товарных количествах" - это He.113. Впервые победа над ним была засчитана летчикам 401-го ИАП (кстати - "полка асов") уже 03.07.1941 г. Далее такие «Хейнкели» регулярно присутствуют в отчетных документах о боевой работе штабов советских авиационных и зенитно-артиллерийских соединений и частей и в разведсводках вплоть до осени 1943-го, а отдельные случаи - встречаются и еще позже. Последний "He.113", по опубликованным в настоящее время данным, был "сбит" летчиком 92-го ИАП мл. лейтенантом Гревцовым, летавшим на Ла-5ФН, аж 20.10.1944 г.!

В роли "сто тринадцатого" выступал истребитель Hе.100. Он имел довольно редкую крыльевую испарительную систему охлаждения двигателя (впервые практически воплощенную, кстати, в Союзе ССР), выпущен был небольшой партией сугубо для испытаний и на вооружение не принят. "Сотка" была известна в Советском Союзе. С ней произошла интересная история, достойная того, чтобы войти в учебники. Советская закупочная комиссия. командированная в германию осенью 1939-го, изначально сильно усомнилась, что это серийный самолет. И решила проверить сей факт очень простым - хотя и дорогостоящим - способом: заказав аж десять истребителей данного типа и еще - до кучи - 30 запасных моторов к ним. Но не на тех напали. Немцы - тоже не будь дураками - организовали выпуск партии He.100 специально "для русских".) По итогу - в ВВС РККА и ВВС Рабоче-Крестьянского ВМФ - еще и в 1943-м, уже после Курской Битвы, были свято убеждены, что He.113 состоит на вооружении Люфтваффе. С датированными 1943-м рекомендациями штаба ВВС РККА - "как лучше победить "113-го" можно ознакомится, например, здесь:

ТАКТИКА ИСТРЕБИТЕЛЬНОЙ АВИАЦИИ. Воздушный бой с истребителями. Особенности боя с ними.

Дополнительный эффект в такой убежденности дало то, что перед вторжением в Бенилюкс и Францию в мае 1940 г. - в Рейхе была организована кампания (блестящая надо сказать) по дезинформации разведок противника, для чего использовались и 9 экземпляров He.100D-1 из "информационной партии" . Для подтверждения того, что самолет на вооружении Люфтваффе, их фото и киносъемки на разных аэродромах с эмблемами различных (тоже несуществующих) истребительных эскадр и отметками о воздушных победах на фюзеляжах - очень широко демонстрировались.

К началу Великой Отечественной войны - "дневной и ночной одномоторный истребитель Хе-113", присутствовал во всех советских авиационных справочниках, его силуэт изучали зенитчики. Интересно, что чтобы "не огорчать "сталинских соколов" - скоростные и (в меньшей степени) высотные характеристики He.100 aka He.113 - в советских документах были сильно занижены. Так, максимальная скорость машины указывалась в 640-650 км/ч, хотя на испытаниях в НИИ ВВС РККА - "сотый" показал более 680 км/ч.

По фото:





- легко заметить, что этот истребитель Хейнкеля был совершенно не похож ни на одну модификацию Bf.109, их трудно перепутать даже на пределе видимости. И тем не менее - "сбивали" их регулярно. Впрочем, в очень маленькой количестве, - внешне (но не по характеристикам) похожая на "Хе-113" машина - против СССР все же применялась. Это был истребитель Хейнкеля же He.112, 30 шт. которых были закуплены румынским военным министерством для Королевских Румынских Воздушных Сил.

Также стоит отметить, что реальному Hе.100 таки довелось повоевать. Все вооруженные Не.100 были сведены в отдельную истребительную эскадрилью и поставлены на ПВО завода компании Heinkel Flugzeugwerke в Ростоке. На завод, ими прикрываемый, было три массированных налета. Так что эскадрилья с вероятностью почти 100% - участвовала в боях. Но достигнутые ею боевые результаты - неизвестны (автору - ничего не встречалось об этом по крайней мере). Кроме того факта, что завод защитить не удалось - его авиация Союзников буквально сравняла с землей.

Ме-115. В "Спецсообщении Разведывательного Управления Генерального штаба Красной Армии о направлении развития вооруженных сил Германии и изменениях в их состоянии" от 11.03.1941 г. - содержится, среди прочего, следующая информация:: "Самолеты, находящиеся в опытном строительстве … Одноместный истребитель "Мессершмитт" Ме-115, с мотором "Даймлер-Бенц" ДВ-603 мощностью 1500–1700 л.с."

Видимо, при появлении на фронте незнакомого самолета (а о Bf.109F советская разведка ничего не знала - хотя не менее, чем около половины брошенных против Союза ССР в июне 1941-го немецких одномоторных истребителей, относились уже к этой серии модификаций. значительно превосходившей машины вариантов Bf.109E) - на фронте сочли, что перед ними - уже внедренная в серию и поступившая в строй разработка (тем более, что 109F и визуально заметно отличался от 109E). С первых же месяцев Великой Отечественной - "Ме-115" достаточно прочно (хотя и не в таких количествах, как "Хе-113") обосновался на страницах боевых документов. Первым Ме-115, засчитанным как сбитый советскому летчику-истребителю, стал самолет, якобы сбитый 29.08.1941 в районе Ленинграда ст. лейтенантом Тарасовым из 15-го ИАП. Исчез Ме-115 из боевых документов раньше, чем He.113 - последний "сбитый" самолет такого типа зафиксирован 09.06.1942 г.

Любопытно, что уже в 1943 году - в январском номере известнейшего британского авиационного журнала Flight - была опубликована статья с описанием и изображением истребителя Ме.115. По тогдашним британским данным, машина создавалась под "спаренный в затылок" двигатель DB.606 и внешне очень сильно отличалась от всех других истребителей Мессершмитта.

FW-57. Откуда взялась информация о наличии этого типа в Люфтваффе - непонятно. В справочниках и таблицах - ТТХ и силуэтов этой машины нет. Тяжелый двухмоторный истребитель Фокке-Вульф FW.57 впервые взлетел весной 1936 г., существовал лишь в виде трех прототипов, не состоял на вооружении и никогда не участвовал в боях. Однако именно ФВ-57 был, согласно документам, уничтожен группой летчиков 170-го ИАП 25.06.1941 в районе города Лепель. С чем перепутали его, можно лишь гадать...

FW-187. Этот тип фигурирует в качестве соперника советских летчиков значительно реже. Но встречается регулярно на протяжении всей войны всех на участках фронта, где немцами и их союзниками применялись двухмоторные самолеты.

Тяжелый истребитель Фокке-Вульф FW.187 Falke - в природе действительно существовал. Было построено "целых" шесть прототипов и три экземпляра информационной партии, но ни на каких фронтах FW. 187, естественно, не воевали. Аналогично ситуации с He.100, все FW.187 были сведены в отдельную ночную эскадрилью. и поставлены на ПВО завода "Фокке-Вульф" в Бремене. А чтобы ввести в заблуждение разведки противников, летом 1940 года рейхсминистерство народного просвещения и пропаганды стало рекламировать машину в прессе в качестве нового тяжелого истребителя. В результате - в Союзе ССР накануне войны - боевые авиачасти получили справочники и таблицы, где FW.187 фигурировал как один из основных двухмоторных истребителей Люфтваффе.





FW-198. В 1940 г. британская пресса начала усердно муссировать слух о новом немецком истребителе Фокке-Вульф FW.198 двухбалочной компоновки с одним двигателем и толкающим винтом, расположенным в задней части короткого фюзеляжа внутри "рамы". В печати появились иллюстрации и даже чертежи новой машины:

В реальности - FW.198 не существовало. Иллюстрации и схемы с разной степенью достоверности представляли нидерландский недостроенный De Schelde S.21, захваченный немцами при оккупации Нидерландов в мае 1940 г. Аппарат был доставлен в Германию и, судя по всему, использовался только для наземных тестов. Вероятно, Рейхсминистерство народного просвещения и пропаганды (ведомство доктора Геббельса) и в этом случае организовало очередную "дезу". А после появления соответствующей информации в британской печати - все шло уже "по накатанной". И самолет, никогда даже не летавший, украсил служебную литературу, предназначенную для советских летчиков и зенитчиков.

Легко догадаться, что за мифический FW.198 советские летчики принимали знаменитые "рамы" FW.188/89 – также двухбалочные машины, хотя и двухмоторные и с тянущими винтами. Хотя может показаться странным, что при наличии в справочниках силуэтов настоящего FW.189 - летчики так ошибались. Впрочем, известны, неоднократные случаи. когда летчики 9и совсем не только советские) - не сумели даже правильно сосчитать число моторов у атакованного ими противника. Причем - такое бывало даже и в условиях отличной видимости. Есть также предположение, что экипажи "рам", опознанных как "ФВ-198", вели себя более агрессивно, "по-истребительному", чем характерно для "нормального" разведчика-корректировщика - но об этом мы уже, конечно, никогда не узнаем...



Do-29. Как ни странно, несмотря на наличие этой машины в справочниках, единственная "победа" над Do.29 случилась только 25.05.1944 г., когда его заявил сбитым летчик 591-го ИАП ИА ПВО страны мл. лейтенант Кухианидзе.



В реальности - ни перед Второй Мировой войной, ни после ее начала - у "Дорнье" не существовало ни летавшего - пусть хотя бы опытного - Do.29, ни даже проекта с таким индексом. Такой самолет, экспериментальный турбовинтовой ЛА ультракоротких взлета и посадки с частично поворотной силовой установкой - появился только много позже - уже в 1958 г. Вот как он выглядел:



Можно встретить утверждение, что "хотя Do.29 действительно остался лишь в виде чертежей, проект тяжелого многоцелевого истребителя с таким индексом - все же существовал". В Сети при желании можно даже найти его "чертежи". Но они - много позднейший фейк.

Do-19. Четырехмоторный тяжелый бомбардировщик Дорнье Do.19 был одним из двух типов опытных самолетов, построенных в рамках программы "Уралбомбер". Существовал в одном-единственном экземпляре, совершил первый полет в 1936-м и серийно не строился. В 1939 г. единственный прототип - Do.19V-1 - был переделан в транспортник и даже короткое время использовался во время Польской кампании Вермахта. На Восточном фронте его не было. И тем не менее - 24.08.1941 г. парой И-153 из 192-го ИАП такая машина была "сбита" в районе деревни Рябово (ныне - одноименный пгт) Ленинградской обл. Что за машину приняли за несостоявшийся "Уральский бомбардировщик" советские летчики? - так и осталось загадкой... Кстати, стоит отметить, что сама "программа "Уралбомбер" - была не чем иным. как искусной дезинформацией. Вполне реально создававшиеся в ее рамках тяжелые бомбардировщики - с территории Рейха в его тогдашних границах - наносить бомбовые удары по Уральскому промышленному району СССР не могли - им просто не хватало для этого дальности. Истинным предназначением Do.19 и конкурировавшего с ним Ju.89 - было "стратегическое бомбардировочное наступление на Западе" - против Франции и Британских о-вов.

Do.19 в представлении РУ ГШ РККА и ГУ ВВС КА:


Do.19:


Ju.89:


Этот же материал на моем Яндекс.Дзен-Канале

Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Авиация и авиапром Российской Империи, которые "мы потеряли": ответ на апокрифЪ

Ознакомившись с симЪ: Авиация России, которую мы потеряли репостом Камрада yu_dzin (оригинал на Яндекс.Дзен - тут: Авиация России, которую мы потеряли) - возникло сильное желание "вставить свои "пять копеекЪ" - благо, я всегда как военный историк и журналист - был прежде всего историком авиации и авиационным журналистом, а в 1995-1997 гг. - еще и работал в центральном аппарате Министерства, отвечавшего тогда за весь ВПК Украины.

ИтакЪ - начнем-сЪ:
Главный парадоксЪ (сознательно или по простому незнанию игнорируемый и "совкофаперами" и "булкохрустами") - состоит в том, что в течении всей Империалистической (Первой Мировой) войны - отставание авиации и авиационной промышленности Российской Империи - не сокращалось, а нарастало. Причем нарастало стремительно. Причем - все стремительней и стремительней.

Т.е. - Военно-Воздушный Флот (далее - ВВФ) Русской Армии и Морская авиация и воздухоплавание Российского Императорского Флота - конечно росли и количественно, и качественно, и организационно. Росли и производственные мощности, и технологический уровень, и количество и квалификация персонала авиационной промышленности Империи. Все это - безусловно так. Но! - "фишка" в том, что и Воздушные Силы и авиапром как главных союзников (Франции, Британской Империи, Италии), так и главных противников ("Второго Рейха" - "кайзеровской" Германской Империи - и Австро-Венгрии) России в той войне - росли еще быстрее. Причем - в разы быстрее. В Великобритании, Франции и Германии - в буквальном смысле на порядок (в 10 раз) быстрее.

Если в войну Россия вступила, имея крупнейший в Мире ВВФ, насчитывавший после завершения мобилизации 244 военных самолета (включая учебные; для сравнения - Франция располагала 156-ю самолетами, Великобритания (без доминионов и Индии) - всего 56-ю военными самолетам - а ведь у России уже была еще и морская авиация - пусть и немногочисленная!), то к 1917 г. - ситуация изменилась более чем кардинально.

С начала войны по конец 1917 г. (по ст.ст.) - авиапром России произвел 5012 самолетов и 1511 запасных авиадвигателей.
Авиапром Великобритании (опять же - без доминионов и Индии) - 55 тыс. самолетов и 41 тыс. авиадвигателей.
Франции - 51.1 тыс. самолетов и 93.1 тыс. авиадвигателей.
Германии - 46 тыс. самолетов и 40.2 тыс. авиадвигателей.
Правда, для трех последних стран эта статистика охватывает период не до конца 1917-го, а по 11 ноября 1918-го. Но при таком разрыве в объемах производства - понятно, что общей картины это сколько-нибудь существенно не меняет.

Суммарная месячная производительность русских самолетостроительных заводов составляла в декабре 1916 г. всего 215 самолетов. В июне 1917 г.(исторический максимум до Октябрьской Революции) - 352 самолета.

Суммарная месячная производительность русских авиамоторных заводов составляла в декабре 1916 г. всего 110 авиадвигателей. При этом из 11-ти типов выпускавшихся какое-то время в период WWI или находившихся в производстве к ноябрю 1917 г. в России авиадвигателей - отечественной разработки были лишь два - изготовленный всего буквально в нескольких экземплярах "Руссо-Балт" мощностью 160 л.с., производство которого было прекращено, фактически по настоящему так и не начавшись осенью 1915 г. в связи с эвакуацией "Русско-Балтийского вагонного завода" из угрожаемой германскими войсками Риги, и созданный на базе иностранных моторов "Бенц" и "Аргус" - РБВЗ-6 "паспортной" мощностью в 166 л.с., но фактически в условиях реальной эксплуатации не дававший более 150 л.с. Однако и в нем применялись "критические" иностранные комплектующие (валы, котроые пришлось полулегально закупать в Швеции, авиационные свечи, шарикоподшипники), да и темп производства РБВЗ-6 не превышал 15-ти штук в месяц. Единственным авиадвигателем, почти на 100% (кроме шарикоподшипников) изготовляемым в России, был "скоммунизденный" петроградским заводом "Дека" трофейный германский двигатель "Мерседес" мощностью 100 л.с. (впоследствии - рядом последовательных модернизаций форсирован до 170 л.с.), начавший выпускаться с сентября 1916 г. Но, темп производства "Русских "Мерседесов" - тоже не превышал 15-ти двигателей в месяц...

В то же время - в середине 1917 г. Британия уже располагала в массовом производстве авиадвигателями "Роллс-Ройс" мощностью 360 л.с., Франция - "Испано-Сюиза" в 300 л.с., а США - знаменитым "Либерти" в 400 л.с., оказавшимся настолько удачным, что он применялся еще и во Второй Мировой войне (правда, уже только на на некоторых устаревших британских, канадских, советских и американских танках). Самые же мощные двигатели, выпускавшиеся в 1917 г. в России - были лицензионные V-образные 8-цилиндровые жидкостного охлаждения "Санбим" и "Испано-Сюиза" по 200 л.с. Освоение в серии 260-сильного "Рено" на петроградском заводе "Русский Рено" ("дочке" французского "Рено") - ожидалось только в 1918 г. - хотя он не был самым передовым уже и для 1917 г. Этот план показательно-красноречив в томи плане, что у Германии например - в 1918-м уже появились авиадвигатели мощностью более 500 л.с. (в частности - 530-сильный Benz Bz.VI, устанавливавшийся на тяжелом стратегическом бомбардировщике Zeppelin-Staaken R.XVI).

Всего за границей русскими Военным и Морским ведомствами было закуплено в общей сложности 4000 самолетов и 1800 авиадвигателей (исключая уже установленные на импортных самолетах). Еще некоторое небольшое пополнение составили "пленные аппараты" - захваченные невредимыми или подлежащими ремонту трофейные самолеты военной авиации Центральных Держав (Германской Империи, Австро-Венгрии, Османской Империи и Болгарского Царства).

На 1 июня 1917 г. (ст.ст.) - в русской Действующей Армии числился всего 1031 самолет (с учетом находящихся в резерве - "в авиапарках"). Для сравнения: британские RAF (Royal Air Force - Королевские Воздушные Силы) к моменту заключения перемирия 11.11.1918 г. имели в строю и резерве 22 тыс. самолетов (справочно: стандартный календарный ресурс самолета тогда составлял два года, но очень мало какой самолет этот срок в то время служил - с учетом этого обстоятельства легко себе представить объемы самолетостроения в Великобритании уже в то время).

То же было и с качеством материальной части. Весной 1914 г. - Главное Управление Генерального штаба Военного Министерства - заказало первый в Мировой Истории собственно боевой (т.е. несущий штатно предусмотренное конструкцией боевое вооружение - 37-мм "шлюпочную" морскую пушку "Гочкисс" с ручным заряжением и два 7.62-мм пулемета "Максим Русский" горно-вьючной версии на "орудийно-пулеметной площадке", а также внутренние вертикальные бомбодержатели для подвески первых в мире специализированных авиабомб массой от 10-ти русских фунтов (чуть более 4 кг; русский фунт = 409.5 гр) до 2-х пудов (32.8 кг); бомбы же массой в 5, 10 и 15 пудов - подвешивались снаружи под фюзеляжем; кроме того самолет брал на борт несколько пудов так называемых "авиационные стрел", насквозь пробивавших при сбросе с высоты в одну версту (1067 м) всадника вместе с конем и издававших при падении страшный вой, деморализовывавший солдат противника) самолет - "тактико-стратегический тяжелый разведчик-бомбардировщик-штурмовик-истребитель ПВО (против дирижаблей)" (если пользоваться современными терминами) "Илья Муромец". Из 10-ти таких машин со сроком выполнения заказа по их поставке к 15 марта 1915 г., предполагалось сформировать десять "Боевых Отрядов Воздушных Кораблей" (более известных как "боевых отряды "Илья Муромец"/БО "ИМ"), Приказ по Военному Министерству о чем был отдан в июле 1914 г. буквально за считанные дни перед вступлением Империи в войну, которой суждено было стать Первой Мировой.

Все БО "ИМ" были подчинены Полевому Генерал-Инспектору авиации и воздухоплавания Великому Князю Александру Михайловичу Романову. Предполагалось, что боевые отряды «Муромцев» будут придаваться штабам фронтов и армий. Что будут делать корабли на фронте - оставалось проблемой, и решили, что штабы совместно с командирами кораблей разберутся на местах. По штату "боевой отряд воздушных кораблей" возглавляется командиром, военным летчиком. Отряд делился на две части: летную и наземного обслуживания. Летная часть состояла из командира отряда и корабля, его помощника - военного летчика, артиллерийского офицера, механика, трех военных летчиков легких аэропланов, четырех старших мотористов, одного старшего моториста для обслуживания легких аэропланов, семи младших мотористов, двух стрелков-пулеметчиков и лаборанта-фотографа. В "часть наземного обслуживания" входили: рота аэродромного обслуживания и охраны, походная авиамастерская, походный гараж с одним легковым и двумя грузовыми автомобилями, походная фотолаборатория ("Муромцы" имели и специально для них сконструированный интегрированный в конструкцию машины авиационный фотоаппарат - и это тоже было впервые в Мире), походная метеостанция (интересно, что такой - и вообще хоть одного человека, специально ответственного за метеослужбу - не было в советских авиаполках даже в 1945-м) и походная кладовая бензина и машинного масла. Из авиационной техники на вооружении "боевого отряда" находились один воздушный корабль «Илья Муромец» с комплектом запасными частей и двигателей и три однотипных для каждого отряда легких аэроплана для "учебных надобностей" (сейчас сказали бы "тренировочных для поддержания летных навыков") и связи (также с комплектами запасных частей и запасных двигателей из расчета по одному запасному двигателю на каждый легкий аэроплан).



10 декабря (23 декабря по н.ст.) 1914 г. из укомплектованных к тому времени материальной частью БО "ИМ" - было "Высочайше Утверждено" Государем Императором Николаем II сформировать первое в Мире соединение стратегической авиации (и первое в Мире боевое авиационное соединение вообще - правда, по фактической численности летательных аппаратов и организации - "Эскадру..." - "соединением" в понимании современной военно-авиационной терминологии - считать, конечно, нельзя; а первоначально это была и вовсе скорее "отдельная эскадрилья") - знаменитую "Эскадру Воздушных Кораблей" (ЭВК).В ЭВК по штату полагалось иметь шесть отрядов по два "Муромца" в каждом - пять боевых отрядов и один учебный. Всего таким образом - 12 воздушных кораблей, из которых 10 - боевые. Но первоначально в ЭВК поступили только пять "Муромцев". Первый раз на боевое задание самолеты Эскадры вылетели 14-го (27-го ) февраля 1915 года.

Российский Императорский Флот - тоже "не пас "задних". В апреле 1915 г. он стал первым военным флотом в Мире, получившим на вооружение самолет разведки и связи конструктивного типа "летающая лодка" (М-5 конструкции Дмитрия Павловича Григоровича).

Кроме того, с мая 1914 г. проходил испытания поплавковый тяжелый разведчик-бомбардировщик "Илья Муромец" ("ИМ-Б поплавковый"), остававшийся крупнейшим в Мире гидросамолетом вплоть до 1917 г.



Но...
В 1917 г. лучшие французские и итальянские серийные истребители - развивали уже скорость в 230-240 км/ч. Скорость же лучшего истребителя русской конструкции - "Сикорский-XX" (С-XX) разработанного знаменитым уже тогда создателем "Ле Гранда"/"Русского Витязя" и семейства "Ильи Муромца", будущим "великим королем вертолетов" Игорем Ивановичем Сикорским, была всего 190 км/ч. Да и эта машина была построена всего в пяти экземплярах.

А самый скоростной истребитель, производившийся к осени 1917 г. в России - лицензионный французский из знаменитого тогда семейства SPAD - имел скорость 208 км/ч.

"Илья Муромец" - тоже начал устаревать уже с 1916 г., а в 1917-м - и вовсе перестал удовлетворять возросшим требованиям. Хотя отдельные связанные с "Муромцами" достижения - все еще продолжались. В 1916 г. на вооружение ЭВК поступили "Муромцы", впервые в Мире оснащенные ЭСБР - электро[бомбо]сбрасывателями, а начиная с июля 1917 г. проходил испытания "Илья Муромец"-"летающий миноносец" - первый самолет-торпедоносец в Мире.

Были новые технические достижения в ходе Мировой войны 1914-1918 гг. и у русской гидроавиации. 24 августа 1917 г. - совершил первый полет и первый в Мире гидросамолет-торпедоносец (поплавковый), известный как ГАСН ("ГидроАэроплан Специального Назначения") или СОН ("Самолет Особого Назначения"), разработанный все тем же Григоровичем и - главным образом - Михаилом Михайловичем Шишмаревым.



Наконец, в апреле того же 1917 г. - была начата серийная постройка испытывавшейся еще с лета 1916 г. летающей лодки М-11 конструкции уже упоминавшегося Д.П. Григоровича - первой в Мире летающей лодки-специализированного истребителя (хотя уже созданная в конце 1915 г. летающая лодка М-9 имела пулемет для стрельбы вперед и могла использоваться в т.ч. и как истребитель).

Летающая лодка М-9


Летающая лодка-истребитель М-11

Но увы, до конца 1917 г., - в России было построено менее 200 единиц гидросамолетов...

Всего к октябрю 1917 г. в русском Действующем Флоте имелись:
- воздушная дивизия Балтийского моря в составе двух воздушных бригад и отряда корабельной авиации
- воздушная дивизия Черного моря (также две воздушные бригады, но дивизион корабельной авиации и плюс еще отряд дирижаблей)
Всего - 269 самолетов и несколько дирижаблей. Однако - для них только 101 летчик...

Также стоит отметить эксперименты русских и армейских и флотских "летунов" с особо мощными (по меркам авиации конечно) авиапушками. В конце 1914 - начале 1915 гг., полковник Русской Армии Гельвих создал и испытал стрельбой два оригинальных образца авиационных безоткатных пушек с инертной [противо]массой. 47-мм пушка Гельвиха (прошедшая даже летные испытания на одном из "Муромцев") была нарезная двуствольная с противоположно направленными стволами. Для ее создания Морское Министерство передало Гельвиху два тела (артиллерийских части) 47-мм корабельных пушек "Гочкисс". При выстреле боевой снаряд летел вперед, а "фиктивный снаряд" - из другого ствола назад. Стрельба велась штатными 47-мм осколочными гранатами с установленной на 8 секунд дистанционной трубкой. 76.2-мм безоткатная пушка имела короткий гладкий ствол, наглухо закрытый с казенной части. Вес ствола составил 2 пуда. Пушка заряжалась с дула на земле и могла сделать только один выстрел в воздухе. Стрельба велась картечью - точнее, прообразом того, что сейчас называют ГПЭ - "готовые поражающие элементы" - стальными цилиндрами диаметром 12.7 мм и длиной 22.9 мм. Противомассой служил сам пушечный ствол, который после выстрела летел назад, а затем спускался на автоматически раскрывающемся парашюте (кстати, это был первый автомат раскрытия парашюта в Истории). Проходила ли летные испытания 3" пушка Гелвиха - неизвестно, но во всяком случае точно известно:"Управление заведующего организацией авиационного дела в Действующей Армии" ("Авиадарм") - забраковало пушки системы Гельвиха.

Адаптированная под установку на самолет 3" (76.2-мм) "короткая" (полковая) пушка обр. 1913 г. - должна была также устанавливаться на оригинальный "полулодочный" (однопоплавковый с поплавком, переходящим без стоек непосредственно в фюзеляж) гидросамолет - флотский тяжелый стратегический разведчик-бомбардировщик-штурмовик-истребитель "цеппелинов", известный как "Морской Крейсер" или МК-1 (впоследствии войсковой индекс МК-1 уже в советское время будет присвоен ВВС РККА также тяжелому гидросамолету Андрея Николаевича Туполева АНТ-22). Но эта машина при первой же попытке взлета в ноябре 1916 г. потерпела настолько серьезную аварию, обнажившую такие просчеты и недостатки в ее конструкции, что было решено ее не восстанавливать и все дальнейшие работы по "морскому крейсеру" прекратить.

Но - вернемся к "Муромцам".

И тут опять же - количество, все то же проклятое количество... Всего с октября 1913 г. не было построено и 80-ти "Муромцев" (считая и выпущенные уже в первые месяцы 1918 г.).

С этим часто "с триумфом" сравнивают это с тем фактом, что несравненно куда более промышленно могущественная Германская Империя - построила за Первую Мировую войну всего 64 единицы четырех-, пяти- и даже шестимоторных бомбардировщиков.

Четырехмоторный тяжелый стратегический бомбардировщик Zeppelin-Staaken R.VI


Пятимоторный тяжелый стратегический бомбардировщик Zeppelin-Staaken R.XV


Шестимоторный тяжелый стратегический бомбардировщик Zeppelin-Staaken VGO.III (R.III)


Но Германия только за 1916-1917 гг. - построила также 1054 двухмоторных бомбардировщика, вполне сравнимых с "ИМ" по тактико-техническим характеристикам, ибо моторы их были гораздо мощнее, а аэродинамика - совершеннее. И кроме того - Германия построила тогда еще трехзначное число дирижаблей - одних только знаменитых "цеппелинов" на заводах компании графа Цеппелина было в 1914-1918 гг. построено 92 единицы. "Цеппелины" весьма успешно выполнявших роль тяжелых стратегических бомбардировщиков (в т.ч. и высотных - по меркам того времени конечно - их последние образцы военных лет поднимались с полным грузом бомб (до 2000 кг бомб калибром до 300 кг) на высоту до 6000 м и даже более).

И так далее. Короче говоря - Российская Империя, вступив в Первую Мировую войну одной из самых передовых авиационных держав - отставала в этой сфере к февралю 1917 г. и от своих главных противников, и от своих главных союзников просто катастрофически. И никакие "происки и прочий саботажЪ революцЬЁнеровЪ" - тут были не при чем - Февральская Революция начала негативно влиять на экономику России только с мая 1917 г. (на апрель 1917-го приходится исторический месячный пик промышленного производства в России "дооктябрьского" периода ее истории). Реальная причина этого отставания была именно та, о которой писали и говорили большевики и советская историческая наука - общая экономико-финансовая и конкретно промышленная и технологическая слабость дореволюционной России. Особенно - в сфере машиностроения. Вот такую "авиационную Россию" - мы и "потеряли" в результате двух последовательных Революций 1917-го года...

Этот же материал на моем Яндекс.Дзен-Канале

Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

КАПИТУЛЯЦИЯ, СТОИВШАЯ УКРАИНЕ ТЫСЯЧ ЖИЗНЕЙ

К седьмой годовщине «Крымских Судет»: как трусость и капитулянство Турчинова и Тимошенко довели Украину до Войны на Юго-Востоке

Сергей Гончаров

18 марта нынешнего года – исполнилось семь лет печальной для Украины и радостной (пока) для РФ даты – официальной аннексии русскими Крымского полуострова. Именно в этот день «Главный Подполковник всея Руси» тов. Путин подписал указ о «вхождении в состав РФ «республики Крым» и г. Севастополь в качестве «субъектов РФ».

Естественно и закономерно, всякий раз по случаю очередной годовщины Крымского кризиса, длившегося с 23 февраля (когда начался еще невооруженный, но уже мятеж в Севастополе) и по 26 марта (именно в этот день ВС РФ завершили взятие под свой полный контроль всех воинских частей ЗСУ и других воинских формирований Украины на территории полуострова) активизируется обсуждение трех вопросов: «Почему мы потеряли Крым?», «Могли ли мы удержать Крым?», «К каким последствиям привела Украину потеря Крыма и причем именно потеря его без боя, без единого выстрела со стороны украинских военнослужащих?».

При этом последнему подвопросу последнего из этих вопросов уделяется меньше всего внимания. А совершенно зря, должно быть ровно наоборот. Поскольку именно сдача Крыма без боя в формате капитуляции по чехословацкому образцу сдачи Судетской области 30 сентября – 10 октября 1938 г. – привела Украину к тяжелейшим, трагическим, едва не поставившим Государство и саму Нацию на грань катастрофы последствиям, стоивших нам большой крови – в буквальном смысле этого выражения, многих-многих тысяч трупов. И когда автор этих строк говорит о «тяжелых до катастрофичности последствиях» - он имеет ввиду абсолютно не только и даже совсем не столько временную потерю территорий и населения Автономной Республики Крым и г. Севастополь и связанные непосредственно с этим внешне- и внутриполитические, экономико-финансовые военно-стратегические и военно-технические, а также морально-психологические прямые потери и косвенные издержки. Мы должны прямо признать: именно позорная капитуляция в Крыму привела Украину к Войне на Донбассе.

Ведь, в сущности, - что произошло? После нашей капитуляции в Крыму - в Донецкой и Луганской областях, в несколько меньшей степени в Харьковской области и в Одессе (тут следует подчеркнуть что именно в Одессе, а не в Одесской области – административный центр Одесской области - г. Одесса - является в культурном, социальном и политическом отношении для своей области не просто «инородным», а прямо-таки – будем смотреть правде в глаза – чужеродным телом; и дело тут вовсе не в этнонациональной специфике города - как многие наверняка подумали, прочитав предыдущую часть этого предложения, - каковая этнонациональная специфика Одессы хотя безусловно есть, но уже давно является крайне сильно преувеличенной, являющей собой скорее сильно мифилогизированной призрак уже давно далекого прошлого) воцарились настроение в духе: «А что – так можно было?» и «Да ЩаЗ Путин приде - порядок наведе!». Вся эта публика была абсолютно убеждена, что «после Крыма» Украина рассыплется по эффекту домино, как карточный домик, - ценой небольших, практически чисто символических усилий ее врагов.

При этом с Одессой нам (Украине) как бы страшно это не звучало, но просто фантастически повезло с дикой трагедии в местном Дворце профсоюзов. Если бы не страшная мучительная смерть более чем сорока человек – представителей местного антимайданного движения – сгоревших заживо в огне пожара этого дворца в первых числах мая - еще неизвестно, как бы повернулось дело в Одессе. А в результате этого события (мы сейчас не будем входить в вопрос: что и кто были причиной этого пожара и этих жертв? – для целей настоящего «разбора полетов» нам важен только итоговый психологический эффект - чем бы, кем бы и почему он ни был вызван) одесские сепаратисты и коллаборационисты оказались буквально парализованы страхом и ужасом. Так уж устроена массовая психология, психология толпы: если вы будете убивать по одному человеку в час среди участников 100-тысячного митинга в течении 4-х суток – это только ожесточит участников такого митинга. Но если вы выкосите из числа участников ровно такого же митинга ровно те же 100 человек, но за 5 минут огнем курсовых и башенных пулеметов ПКТ нескольких взводных бронегрупп БМД-1 (БМД – «боевая машина десанта»; это специализированная боевая машина пехоты для воздушно-десантных войск, созданная с учетом их специфических требований и специфической организационно-штатной структуры ВДВ) - тот же 100-тысячный митинг в животной панике, затаптывая друг-друга, разбежится за полчаса. Вот именно это и сработало в Одессе.

При ликвидации так и оставшейся полувиртуальной «харьковской «народной республики» нам тоже повезло, хотя по другой причине и к счастью не ценой жертв: у местного сепаратистско-коллаборационистского движения не оказалось признанных авторитетных лидеров, ибо ныне покойный городской голова Харькова г-н Кернес, казавшийся и сторонникам и противникам т.н. «ХНР» естественным лидером этой движухи - занял компромиссно-примиренческую в отношении «нового Киева» позицию. А вот на Донбассе нам не повезло ни в одесском, ни в харьковском смысле. И началась война. Причем началась она нерешительно, с навязчивой боязнью жертв не только со своей стороны, но даже и жертв со стороны противника. Тем самым постепенно вырабатывая «психологический «болевой иммунитет» у местных мятежников и приучая их к крови. Возможно, результат был бы иным, если бы сразу с началом АТО - областные государственные администрации в Донецке и Луганске были бы немедленно демонстративно-показательно обрушены до основания ударами тактической авиации Воздушных Сил Украины бетонобойными авиабомбами – невзирая ни на какие жертвы среди находившихся в зданиях лиц и людей на площадях и в домах, находящихся поблизости.

Но пойти сразу на шаг, который вызвал бы, возможно, сотни жертв - по политическим и главным образом психологическим причинам - не решились. В результате же - по самой минимальной оценке число только погибших и умерших в результате только непосредственно боевых действий на Юго-Востоке уже давно превысило 10 тыс. чел. Причем есть и более высокие оценки. И если некоторые из таких «более высоких оценок» действительно фантастические и вбрасываются русскими пропагандонами, то другие - вполне заслуживают внимания. Короче говоря - политическое, военно-политическое и военное руководство Украины напрочь забыло главный принцип уличной драки: категорически нельзя действовать по схеме «тебя немножко ударили – ты немножко ответил»; отвечать надо сразу «со всей дури», зубодробительным ударом. Особенно если ты имеешь дело с шоблой гопников. А Донбасс, с его пресловутым «шахтерским менталитетом» (хотя шахтеры даже с учетом их семей уже давным-давно составляют выраженной меньшинство населения Донбасса; но тут дело обстоит ровно как в Одессе – хотя менталитет на Донбассе и другой; Одесса уже давно не «еврейский город» в этнонациональном смысле, но исторически сложившийся «одесский менталитет» - живет и процветает) ,- это именно та самая «шобла гопников». Размером с две области и численностью с их население.

К счастью - нужно отдать должное даже г-ну Турчинову и тогдашнему руководству СБУ – они хоть и были трусами и дураками, но дураками они были, по крайней мере, «по Бисмарку», то есть умели хотя бы частично учится хотя бы на собственных ошибках. И тогдашнему руководству СБУ удалось убедить и.о президента, что если мы не дадим прямой, огнем, бой даже на Донбассе, то все действительно посыплется, как карточный домик. И реализуется русско-коллаборационистский «проект «Новороссия» в его первоначальном виде (сейчас этот проект, чтобы не путать с нынешней «Новороссией» в виде т.н. «Л/ДНР», обычно называют «Большой Новороссией» или «Великой Новороссией»), то есть «Новороссией», охватывающей Харьковскую, Луганскую, Донецкую, Запорожскую, Херсонскую, Николаевскую и Одесскую области и так называемую «приднестровскую молдавскую республику». А возможно и Кировоградскую область, а так же ту часть Днепропетровской области (Прим. авт. – все названия всюду в этой статье приводятся тогдашние, 2014 г.) неформальным центром которой является г. Кривой Рог. И это был бы для нас уже полный пушистый зверек…

А вот если бы мы дали бой за Крым (и пусть даже проиграли бы его, пусть даже бы проиграли бы разгромно для себя), гопники на Юго-Востоке изначально бы увидели и поняли бы что за «счатИе великАе» принадлежать «русскАму мiру» - придется обильно умыться собственной кровью-кровушкой. И с большим вероятием повели бы себя строго согласно стандартному поведению гопоты в таком случае – то есть «остались бы сидеть на попе тихо-смирно-ровно и «не отсвечивая».

Но могли ли мы оказать несимволическое вооруженное сопротивление агрессорам, «вагнеровцам» (группа русских полулегальных частных военных компаний, работающая «под патронажем» ГРУ Генштаба ВС РФ), мятежникам и «русским «добровольцам» («казакам» и пр. отбросам) в Крыму? Да, могли.

К началу Крымского кризиса Украина имела в Крыму более чем в полтора раза больше военнослужащих, чем Черноморский флот ВМФ ВС РФ (ЗСУ - 15468 военнослужащих, Национальная Гвардия - 2560, Госпогранслужба - 1970, СБУ (только офицерский состав) - 1614, УДО - 527, Государственное космическое агентство - 274 чел. военнослужащих, всего - 20315 человек; ЧФ же ВМФ ВС РФ – имел изначально на полуострове не более 12500 военнослужащих). Кроме того, на нашей стороне было подавляющее превосходство в наземном тяжелом оружии. Например, 810-я бригада морской пехоты русского ЧФ (боевой состав: разведывательно-десантный батальон, один десантно-штурмовой и два «обычных» батальона морской пехоты, артидивизион, зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, противотанковая батарея, роты снайперов и огнеметчиков) не имела не единого танка, 132 БМП и БТР, 24 артсистемы калибром более 100 мм и 18 82-мм минометов, 9 боевых машин с противотанковыми ракетными комплексами. В нашей же 36-й бригаде береговой обороны (три механизированных батальона, танковый батальон, батальон морской пехоты, зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, разведывательная рота и рота снайперов) был целый танковый батальон Т-64БВ. Причем усиленного штата, 40 машин (стандартный танковый батальон и в украинской, и в русской армиях сейчас насчитывает 31 танк). Кроме того, ЗСУ имели на полуострове еще один батальон морской пехоты. Огневую поддержку обеспечивала 406-я береговая артиллерийская группа (36 гаубиц и реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град» и 12 100-мм противотанковых пушек). В боевых действиях могли быть ограниченно использованы также батальон и несколько рот охраны ВМС и подразделения военной полиции. Всего - только наши Войска береговой обороны имели в Крыму 78 орудий, РСЗО и минометов и 199 БМП и БТР.
Национальная Гвардия, в которую только что были переформированы Внутренние войска МВД, - имела в Крыму бригаду, отдельный полк и отдельный батальон оперативного назначения, отдельный полк спецназа «Тигр», отдельный батальон спецназа и отдельный специальный моторизованный батальон милиции (впрочем, сколько-нибудь полагаться на последний - было совершено нельзя).

Правда, у нас очень плохо обстояло дело с боевой авиацией в Крыму. 204-я Севастопольская бригада тактической авиации имени трижды Героя Советского Союза маршала авиации Александра Ивановича Покрышкина тактической группы «Крым» Воздушных Сил ЗСУ, имея списочно в своем составе 51 самолет (в том числе 45 истребителей) – располагала готовыми подняться в воздух и вести воздушный бой с истребителями противника всего четырьмя машинами. Что же касается 10-й Сакской морской авиационной бригады Морской авиации ВМС ЗСУ, то она - имея в своем распоряжении 23 самолета и вертолета - не располагала ни одним самолетом или вертолетом, способным вести воздушный бой с реактивными боевыми самолетами или даже хотя бы со специализированными боевыми вертолетами типов Ми-24/35, Ми-28Н или Ка-52. Правда морская авиация русского ЧФ имела на полуострове тоже только 22 боевых самолета – и среди них ни одного истребителя – но понятно, что она могла немедленно получить (и получила) поддержку «с другой стороны Керченского пролива».

Однако, эта наша слабость отчасти компенсировалась наличием тогда в Крыму трех отдельных зенитно-ракетных полков тактической группы «Крым» Воздушных Сил, имевших на вооружении хоть и не то, чтобы и сильно современные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) и так уж хорошо подготовленные их расчеты, но вполне достаточные для серьезного противодействия технически отсталой, слабоподготовленной и имеющей низкий боевой дух летного состава русской авиации. Эти полки располагали ЗРК типов С-300ПС (пять дивизионов) и «Бук-М1» (три дивизиона). Кроме того, отдельный зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, имеющий мобильные ЗРК, переносные ЗРК (ПЗРК), а также зенитные ракетно-артиллерийские комплексы (ЗРАК) и самоходные и возимые зенитно-артиллерийские установки (ЗАУ), - был также в уже упоминавшейся 36-й бригаде береговой обороны Войск береговой обороны ВМС ЗСУ (всего 12 ед. ЗРК «Стрела-10М2», 6 ед. ЗРАК «Тунгуска-М1», 6 ед. счетверенных 23-мм самоходных ЗАУ «Шилка», 12 ПЗРК и 12 ед. 23-мм спаренных ЗАУ ЗУ-23-2; кроме того, ЗАУ ЗУ-23-2 и ПЗРК – имелись и в зенитно-ракетных полках – для ближней обороны огневых позиций основных ЗРК).

Хуже всего обстояло дело с соотношением между силами корабельно-катерного состава русского и украинского флотов. Но тут в нашу пользу могла сыграть (конечно, при условии своевременной отдачи категорических однозначных приказов, и решительных действий по их выполнению с нашей стороны) беспечно-самоуверенная наглость русских. Приведу только один пример: большой корабль разведки и управления ВМС ЗСУ «Славутич» был блокирован на месте своей стоянки малым противолодочным кораблем (МПК) русского Черноморского флота. При этом русский МПК «лежал в дрейфе под машинами» (то есть неподвижно, но с главной энергетической установкой (ГЭУ), дизели которой – на этих кораблях комбинированная, дизель-газотурбинная ГЭУ - работали на малых оборотах) лагом (бортом) к «Славутичу» всего в двух кабельтовых («кабельтов» - морская мера малых расстояний, равная 185,2 м) от него. Если бы «Славутич» с его водоизмещением, размерами, обводами и прочностью корпуса - неожиданно «с места в карьер» дал бы самый полный ход и просто пошел на таран русского МПК - тот был бы обречен. Даже если бы сумел моментально открыть огонь на поражение и сразу добиться попаданий - поскольку потопить, тем более всего за несколько минут, огнем из 76-мм одноорудийной артустановки и 30-мм шестиствольного зенитного автомата, корабль размером и тоннажем со «Славутич» - физически нельзя, просто невозможно. А увернуться от таранного удара русский МПК тоже бы не сумели бы – малая дистанция, положение строго лагом к таранящему кораблю, ограниченное пространство для маневра и время необходимое вражескому кораблю, чтобы дать значительный ход – этого ему бы просто не позволили.

Таран же кораблем с водоизмещением 5 тыс. тонн немногим более чем 1000-тоннного МПК с весьма легким корпусом - гарантированно обернулся бы гибелью МПК в течении нескольких минут. При этому самому «Славутичу» и его экипажу вовсе не потребовалось бы делать это «ценой своей героической гибели» - поскольку при таком соотношении тоннажей и нанося удар самой прочной частью корпуса – форштевнем – «Славутич» гарантированно остался бы на плаву. И так далее, и тому подобное…

Но… «революционный» и.о. Президента и Верховного Главнокомандующего г-н Турчинов, посоветовавшись на заседании РНБО с министром обороны, нашим «великим флотоводцем Апельсиновой Революции» адмиралом Тенюхом, Главнокомандующим - Начальником Генерального Штаба (тогда это была «спаренная» должность, а не две отдельные – как сейчас) ЗСУ генерал-лейтенантом Куциным и почему-то приглашенной на заседание РНБО неизвестно в каком качестве и на каком основании г-жой Тимошенко, - решил действовать (точнее – бездействовать) иначе. Разрешение (именно разрешение, а не обязывающий приказ) применять оружие и только «в случае явной угрозы собственной жизни» (даже не «просто» здоровью!) было отдано военнослужащим крымских группировок ЗСУ, Национальной Гвардии и Госпогранслужбы только… 18 марта 2014 г. (!!). В результате – имеем то, что имеем…

В заключение – остается только процитировать знаменитые слова великого сэра Уинстона Черчилля, Премьер-Министра Великобритании в 1940-1945 гг., того самого легендарного еще при своей жизни «Железного Уинстона», который привел Британскую Империю к статусу одной из «главных держав-победительниц» (это официальный политико-юридический термин) во Второй Мировой войне. Войне, самой страшной и кровавой во всей Истории Человечества, но которую само Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, между прочим, закончило, потеряв втрое меньше людей, чем оно потеряло в Первой Мировой войне: «Нация, предпочитающая позор - войне - в результате получает и позор и войну. И клянусь Господом - это воистину заслуженно Как говорится – ни убавить, ни прибавить…

P.S. На официальный запрос автора этой публикации о количестве основных видов вооружения и боевой техники ЗСУ, захваченных русскими в Крыму в феврале-марте 2014 г. – МО официально же уведомило меня, что это «военная тайна». Думаю, после прочтения данного материала - любой Читатель легко догадается: что и для чего скрывает этим МО Украины…

Автор в 1995-1997 гг. являлся ведущим специалистом – и.о. зам. начальника отдела Аналитического Центра при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии Украины/помощником начальника Главного Управления финансов и внешнеэкономической деятельности Министерства. В 2002-2007 гг. – директор военных и энергетических программ Центра оценки политических рисков. Член Экспертного Совета Центра исследований Армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР).

Первопубликация:
https://tema.in.ua/article/13690.html

Мой Канал в Яндекс.Дзен

Значок радиоактивности

Нужен ли авиации Воздушных Сил Украины «Адский КукурузникЪ»?

Или - это очередная бредово-распильная идея?

Часть II (Окончание)

Сергей Гончаров

ОК, давайте посмотрим. Эксперты (??) «Мілітарного» утверждают: у «Супер Тукано» бОльшие боевая нагрузка, скорость, дальность и продолжительность полета, чем у современных специализированных и многоцелевых ударных вертолетов. Плюс – лучшее бронирование.

Помилуйте, ребятки - ну какие бОльшая боевая нагрузка и лучшее бронирование?

Какие бОльшая скорость, бОльшая дальность и бОльшая продолжительность полета?

Вы таки нам хотите иметь сказать, что «Супер Тукано», у которого немного (только кевларом, не титаном, и тем более - не в виде бронекапсулы, как на средних и тяжелых штурмовиках и средних вертолетах огневой поддержки еще с рубежа 1970-х/1980-х гг.) забронированна кабина - бронирован лучше, чем Ми-24/35, или Ми-28Н, или Ка-50/52? Или чем американский «Апач»? Или чем европейский «Тигр»?

Боевая нагрузка Ми-8 модели Ми-8ТВ доходит до 3150 кг (не считая боекомплекта для трех пулеметов). И ее уменьшили затем в полтора раза - потому что это оказалось тупо избыточно.
Рекорд скорости вертолетов - уже 473 км/ч. И уже over 50 лет назад были готовы создавать не рекордные, а реальные боевые вертушки с боевой скоростью более 400 км/ч (XAH-56 «Шаенн»). Просто американцы тогда решили – да ну, дороХо-нИнАдА.

Рекорд дальности вертолета без дозаправки - 3561 км - и это легенький YOH-6A «Каюс»/«Кеюс».
Рекорд продолжительности (в том же полете) - over 15 ч (и это все - еще 1966 год!!).

Ну а теперь – оценим вооружение нашего основного боевого вертолета – Ми-24. В наиболее продвинутом из доступных Армейской авиации Сухопутных войск ЗСУ варианте, - машина несет подвижную носовую пушечную установку НППУ-24 с двуствольной 23-мм пушкой ГШ-23Л скорострельностью 3400 выстр./мин. с боекомплектом 250 патронов, могущую отклонятся вправо-влево на 60 градусов, вверх – на10 град и вниз – до 40 градусов. Еще две такие же пушки с таким же боекомплектом, но неподвижные – могут подвешиваться под крыльями машины.



Если необходимо «конкретное «море огня», «огневой вал», - под крылья подвешиваются две «гондолы универсальные вертолетные» ГУВ-1, каждая из которых несет сверхмощное стрелковое вооружение – один четырехствольный 12.7-мм пулемет ЯкБЮ-12.7 (боезапас 750 патронов, скорострельность – до 5000 выстр./мин.; при этом все 750 патронов пулемет может выпустить одной непрерывной очередью) и два четырехствольных 7.62-мм пулемета ГШГ-7.62 (боезапас каждого – по 1800 патронов, скорострельность – до 6000 выстр./мин.). Всего в таком случае вертолет несет 28 пулеметных и пушечных стволов (включая пару 7.62-мм ПКТ в окнах десантного отсека, обслуживаемых одним-двумя дополнительными бортстрелками.

В варианте «вертолета-бомбардировщика» – Ми-24 несет от 2-х до 18-ти бомб калибром от 50 кг до 500 кг или две-четыре 250- или 500-кг бомбовые кассеты, или два 500-кг или 360 кг бака с зажигательной смесью.

Неуправляемое ракетное вооружение Ми-24 может включать в себя 4 блока 57-мм НАР (128 ракет) или 4 блока 80-мм НАР (80 ракет), или 4 блока 122-мм НАР (20 или 24 ракеты), или их различные комбинации. Вместо блоков НАР – вертолет может вооружаться также парой сверхтяжелых НАР С-24 или одной – С-25.

Управляемое ракетное вооружение включает 16 ПТУР (есть варианты с осколочно-фугасной и термобарической/объемно-детонирующей боевыми частями) с лазерным наведением – в т.ч. и сверхзвуковых – или 4 блока по 5 управляемых ракет «Тулумбас-Л», или 4 блока по 20 штук УР типа АР-8Л (напомню, это уже украинская разработка). В варианте носителя С-25, вместо НАР С-25 можно подвесить УР С-25Л.

Для борьбы с воздушными целями – помимо встроенной пушки, ПТУР с осколочно-фугасной боевой частью и 57- и 80-мм НАР, можно использовать до 4-х УР класса «воздух-воздух» ближнего боя на базе ЗУР ПЗРК с инфракраской или инфракрасно-ультрафиолетовой ГСН – в т.ч. модернизированные под уникальную пока что украинскую ГСН для ЗУР ПЗРК И1-2000, позволяющую бороться даже со сверхзвуковыми целями.

Наконец, вертолет может быть доработан из расчета на круглосуточное применение.

Также замечу, что Ми-24 обладает совершенно потрясающей маневренностью. Известны случаи, когда их экипажи успешно уворачивались от 3-4 (!!) ЗУР ПЗРК, запущенных почти одновременно из разных точек. Естественно – такая маневренность – также прекрасный залог успеха борьбы с малоразмерными низкоскоростными, летящими на малых или предельно малых высотах БПЛА. Но, конечно, только при высокой выучке экипажей. Однако без высокой выучки «пользователей» - никакая вообще современная боевая техника не имеет цены. Нельзя побить врага простым нахождением эскадрильи «супервундервафлей» в ангарах. Да еще и в ангарах заброшенных…

Впрочем, для борьбы с БПЛА вышеописанных категорий, нарушающих Государственную границу или линию разграничения на Юго-Востоке в мирной или «условно мирной» (в отсутствие активных боевых действий) обстановке – лучше подошли бы модернизированные Ми-2 или их развитие - МСБ-2, разбросанные отдельными отрядами (четыре боевых вертолета и один транспортно-связной) на «БПЛА-опасных» направлениях. Оптимальным вооружением такой «легкой вертушки – БПЛА-файтера» - было бы аналогичное польским Mi-2URS – 4 УР ближнего боя (только не на базе ЗУР ПЗРК «Стрела-2М», а на базе ЗУР ПЗРК «Игла»), неподвижно установленные в носовой части фюзеляжа - по левому борту, 23-мм одноствольная пушка НС-23КМ с боекомплектом 100 патронов и скорострельностью 600 выстр./мин. и с обох бортов по пулемету ПКТ с боекомплкектом по 400 патронов на ствол. Плюс желательно иметь дополнительно два 7.62-мм ручных пулемета Калашникова (РПК) – по одному с каждого борта на простейших (т. н. «шкворневых») поворотных стрелковых установках в окнах десантной кабины, обслуживаемых специальными бортстрелками. Да, это все – не «авиационный хайтек». Но работать будет, заверяю Читателей, вполне добротно.



Подведем итог. «Супер Тукано» проектировался для использования (в боевом варианте) с целью борьбы с повстанцами, партизанами, различными бандитскими формированиями и группами. А какое вооружение доступно таким формированиям и группам? Из средств ПВО – пехотные пулеметы на универсальных или специализированных зенитных станках, зенитные пулеметы и зенитно-пулеметные установки, одиночные и спаренные автоматические пушки калибром не более 25 мм с простой оптикой, максимум – ПЗРК (причем крайне редко когда – последнего на текущий момент поколения; после периода советской интервенции в Афганистан 1979-1989 гг. – такого случая больше пока, пожалуй, и не вспомнишь). Для работы в условиях сравнительно современной, плотной, эшелонированной по дальностям, высотам и в глубину противовоздушной обороны (ПВО) мятежников и интервентов на Донбассе - а это именно то, с чем мы сталкиваемся еще с августа 2014 г. – он совершенно не подходит.

Кроме того (как совершенно справедливо замечает известный на «постсоветском» пространстве» историк военной авиации и военный авиационный эксперт Михаил Жирохов): «Ни одни вооруженные силы в Мире, - не имеют ни малейшего опыта применения турбовинтовых самолетов с низкими дозвуковыми скоростями против современных российских (добавлю от себя – а равно и любых других современных) систем и группировок ПВО. А значит – в таком гипотетическом случае надо будет писать свои «методички» - на основании своего уникального опыта. Но на войне такой опыт, как правило, оплачивается кровью. (опять добавлю от себя: часто – большой кровью)».

Ну и в заключение – о том, на чем Воздушные Силы как организация, и люди, ответственные (ответственные и административно и политически – т. е. и Верховный Главнокомандующий, и Кабинет Министров, и наши НЕуважаемые якобы «народные» депутаты «Верховной Зрады») за состояние этой организации – экономить категорически не должны. Я имею ввиду обучение личного состава – в первую очередь летного.

Как вообще «в норме» сейчас учат летчиков современной тактической/фронтовой авиации?

Начнем с того, что и United States Air Force Academy и Air University (USAF) - закупают и дельтапланы, и мотодельтапланы, и дельталеты (мотодельтаплан с подвешенной под крылом гондолой для пилота или пилота и пассажира либо двух пассажиров и винтомоторной установки), и планеры всех актуальных классов кроме «клубного», и мотопланеры, и ультралайты (сверхлегкие самолеты и вертолеты) класса наших самолета ХАЗ-30 и вертолета АК1-3 (только сильно получше уровнем конечно). Все это благолепие предназначено для своих, при этих военных ВУЗ, бесплатных аэроклубов для кадетов/студентов, магистров и персонала. Считается, что такая дополнительно-предварительная подготовка - особенно на планерах и мотопланерах - помогает слушателям «лучше чувствовать и больше любить Небо». Кроме того – умение планировать – полезное качество даже в современной авиации реактивных двигателей, стреловидных крыльев и сверхзвуковых скоростей. Желающие могут легко убедится в этом, нагуглив хотя бы «планёр Гимли».

Следующий этап – начальная подготовка. Проводится она на легком невооруженном двухместном учебно-тренировочном самолете с поршневым двигателем (обычном легкотопливном-бензиновом с непосредственным впрыском топлива в цилиндры или с турбодизелем). Иногда - начальную подготовку разделяют на подэтапа. На первом подэтапе - летают на таком самолете как описано, а на следующем подэтапе - летают на точно таком же, но только с ТВД вместо поршневого движка и чуть-чуть измененным приборным оборудованием в пилотской кабине.

Делается такая разбивка для того, чтобы уже на начальном этапе приучить будущих летчиков к полетам на самолетах с газотурбинными двигателями, техника пилотирования на самолетах, оснащенных которыми, даже при абсолютно равных прочих условиях, существенно отличается от техники пилотирования поршневых машин. Например, ТВД всегда имеют намного худшую приемистость (все автомобилисты и мотоциклисты прекрасно знают что это такое) – даже по сравнению с турбодизелем – не говоря уже о легкотопливном «поршне».

В результате - за счет того, что переучивание на ТВД происходит уже на начальной фазе обучения - сокращается потребный парк, уменьшаются его потери в летных происшествиях и экономится ресурс самолетов, предназначенных для следующего этапа обучения . Гораздо более дорогих и сложных и в производстве и в наземной и летной эксплуатации.

В настоящее время, пожалуй, самый лучший пригодный для военного использования УТС начального уровня, имеющий и поршневой и газотурбинный вариант - машина с весьма говорящим русскоязычному уху именем Grob G120A/120TP (это не «черный юмор», просто фирма немецкая, а в немецком это слово имеет кардинально другое значение- за давностью лет честно говоря уже и не упомню какое, но не имеет ничего общего ни с ритуальными услугами, ни с покойниками).



Следующий этап – базовая подготовка. Вот она и проводится на самолете «Тукано» или «Супер Тукано» или аналогичным этим машинам (например, у бразильцев есть очень сильный конкурент в лице швейцарской фирмы «Пилатус», делающие прекрасные машины аналогичного класса; а так же великолепные легкие самолеты бизнес авиации - но это уже другая история).

Часто базовую подготовку тоже разделяют на два подэтапа. Первый проводится на таком самолете, как описано выше, а второй - на легком реактивном УТС с трапециевидным (нестреловидным) крылом, имеющим небольшую как для реактивных самолетов скорость – максимум на уровне хороших истребителей конца Второй Мировой войны (т. е. в районе примерно 700 км/ч).

Следующий этап – продвинутый (AJT). Во время этого этапа летают уже на УБС, имеющим высокую дозвуковую или даже околозвуковую скорость (примерно 950 км/ч и более – вплоть до 1100 км/ч). Часто такой самолет (всегда одного типа) тоже делается в двух вариантах, но отличающихся не конструкцией или двигателем, а, соответственно, отсутствием (УТС) или наоборот - наличием (УБС, «продвинутый тренер вооружения») вооружения и необходимого для его применения дополнительного оборудования (иногда вплоть до бортового радара включительно).

В сущности, такой «продвинутый тренер вооружения» уже является полноценным дозвуковым боевым самолетом. И в случае острой потребности (тяжелая обстановка на театрах боевых действий, большие потери боевых авиационных соединений в самолетах и экипажах) - вполне может использоваться в полноценном бою для выполнения практически всех задач, которые доступны для легкого (по современным понятиям - а это до 15-20 тонн максимального взлетного веса) тактического боевого самолета.

На этом этапе обучение в летном высшем учебном заведении для пилотов-штурмовиков – заканчивается. Далее их направляют в учебно-боевые эскадрильи, вооруженные «спарками» - двухместными учебно-боевыми модификациями стандартного одноместного штурмовика (или просто стандартными штурмовиками, если стандартный вариант – двухместный). От одноместного штурмовика его версия-«спарка» ничем не отличаются кроме меньшего запаса топлива (ведь нужно дополнительное место для двухместной кабины) и совсем чуть-чуть меньшей скорости (кабина чуть-чуть большего размера незначительно ухудшает аэродинамику), но может выполнять абсолютно все задачи одноместного штурмовика.

Полетав некоторое время на «спарке» вместе с летчиком-инструктором, молодой пилот таким образом окончательно вводится в курс дела и оказывается готов на пересадку на стандартный одноместный штурмовик боевой эскадрильи.

А вот у летчиков-истребителей - в подготовке есть еще один дополнительный этап после «продвинутого» – т.н. «предистребительная подготовка» (LIFT) Она производится на УТС/УБС (этот этап также может делится на подэтапы: первый – подготовка на невооруженном «предистребителе», а второй – на его варианте, полностью пригодном для участия в боевых действиях), обладающем уже высокой сверхзвуковой скоростью полета - не менее 1.45 М (1550 км/ч). После чего будущий пилот-истребитель повторяет путь летчика-штурмовика: сначала место в кабине учебно-боевого истребителя–«спарки», а затем - полноценная служба в строю на стандартном одноместном «ястребке».

Тут следует отметить, что оригинальный подход придумали китайцы (вопреки общерасхожим убеждениям, что они способны «только «обезьянничать»). Дабы сэкономить на производстве и эксплуатации УТС/УБС продвинутого этапа и УТС/УБС предистребительной подготовки, а также упростить и ускорить обучение пилотов и повысить (последнее по списку, но не последнее по важности желание!) экспортный потенциал своего продукта, - они создали единый самолет для этапов AJT и LIFT. Называется эта машина JL-10 и предлагается на экспорт под маркой L-15.



Кстати, еще когда Президентом нашей страны был «замечательный» Виктор Андреевич Ющенко, а Министром обороны Украины замечательный совершенно без кавычек Юрий Иванович Ехануров (даром, что - а может именно как раз «тому що» – Юрий Иванович не «природный» украинец, а рожденный в Советской Якутии русскоязычный бурят) – на довольно-таки серьезном уровне велись переговоры о закупке для авиации ВзС ЗСУ некоторого количества JL-10 и организация их производства в ограниченном количестве в Украине – причем с достаточно глубокой степенью локализации. И даже с нашим правом создавать собственные модификации машины и с правом самостоятельно - без согласования с китайцами - предлагать L-15 made in UA на экспорт для некоторых рынков. Производство JL-10 в Украине должно было быть организовано на Харьковском авиазаводе (печально известное ХГАПП – Харьковское авиационно-производственное предприятие).

Готовность китайцев к сотрудничеству объяснялась рядом причин, но не последней по очереди из них была та, что на все модификации JL-10/L-15 ставятся прекрасные украинские двухконтурные турбореактивные двигатели АИ-322 (до ребрендинга именовались АИ-222-25) и (для версий LIFT) АИ-322Ф (оснащенные, в отличии базовой модели, форсажной камерой, резко повышающей тягу).

Двигатели эти разработаны запорожским КБ «Ивченко-Прогресс» и производятся запорожским же предприятием «Мотор Січ» (при финансовом участии которого и были разработаны, испытаны и «доведены до ума» конструкторским коллективом фирмы имени академика Ивченка).

Но - «не повезло – не фартануло». И ныне о производстве вообще чего-либо – даже ультралайтов ХАЗ-30 - на ХГАПП- говорить уже не приходится. «Доктор сказал - в морг?! Значит - в морг!»...

Но это все здорово, а как учат будущих пилотов тактической авиации конкретно у нас и конкретно сейчас? А у нас дело - обстоит следующим образом.

Вместо «любительского этапа» –обязательный для всех будущих пилотов предварительных на 4-х ультралайтах ХАЗ-30. После которых пилотов сразу пересаживают на L-39C производства еще коммунистической Чехословакии. Таких самолетов в 203-й учебной авиационной бригаде ВзС ЗСУ, оперативно подчиненной Харьковскому Национальному Университету Воздушных Сил (ХНУВС) им. Ивана Кожедуба – 16 штук.

В 203-й авиабригаде сосредоточены все «летающие парты» для пилотов, штурманов и штурманов- операторов как самолетов, так и вертолетов всей авиации ЗСУ и подчиненной МВД Национальной Гвардии Украины (авиация ЗСУ включает в себя авиацию Воздушных Сил, Морскую авиацию ВМС, и Армейскую авиацию Сухопутных Войск; авиация Национальной Гвардии представлена единственной 51-й отдельной авиабазой).

После прохождения курса базовой подготовки - выпускник ХНУВС направляется в «профильную» бригаду тактической авиации (одну из пяти истребительных, бомбардировочно-разведывательную или штурмовую). Где он - если это летчик-истребитель или летчик-штурмовик - доучивается на учебно-боевой «спарке», а если он летчик-бомбардировщик или летчик-разведчик - то становится правым (вторым) пилотом фронтового бомбардировщика Су-24М или фронтового разведчика Су-24МР.
Кроме того, поскольку исправность боевого авиапарка у нас низкая и ГСМ выделяется недостаточно на то число вылетов на боевых самолетах, которое необходимо, чтобы пилоты «были «в тонусе», -- в каждой бригаде тактической авиации есть еще звено (4 машины) таких же как в 203-й бригаде при ХНУВС L-39C. На которых боевые летчики хотя бы частично могут поддерживать свои летные навыки, чтобы совсем уж не дисквалифицироваться по прошествии нескольких лет после выпуска из своего Университета.

В свое время, второй раз став Премьер-Министром Украины, Виктор Федорович Янукович подписал Распоряжение КМУ №1063-р от 28.11.2007 г. (да-да, Виктор Янукович тоже подписывал вполне дельные документы и Указы) о закупке в России для 203-й авиабригады 8-ми Як-52М. Речь шла о Як-52 (машин советской начала 1970-х гг. разработки и социалистической Румынии производства) с наибольшим остаточным ресурсом, хорошим техническим состоянием и прошедших достаточно основательный ремонт, а также модернизацию пилотажно-навигационного оборудования и замену двигателя и винта на улучшенные. Не Бог весь и что, но это было бы более чем полезным приобретением тогда. Увы, данное Распоряжение КМУ так и осталось на бумаге…

Вот именно на эту нишу и мог бы претендовать в авиации наших Воздушных Сил бразильский «супертушкан».

Единственно, что если мы хотим, наконец, хоть пусть и в конце седьмого года войны, перевести боевую авиацию Воздушных Сил на штаты военного времени и развернуть резервные эскадрильи бригад тактической авиации, существующие ныне в виде «групп хранения вооружения и военной техники», а также развернуть 118-ю отдельную эскадрилью РЭБ (для чего всего потребуется увеличить выпуск пилотов ХНУВС) - нам таких самолетов потребуется не 8, а 14. Плюс еще желательно приобрести 8 машин в качестве «начальных тренеров вооружения», несколько – в резерв на случай потерь летных самолетов в авиапроисшествиях (из расчета 1% от летного парка на каждый ожидаемый год эксплуатации; поскольку, вероятно, это будет расчет исходя из цифры в 30 лет, то и данная цифра должна быть 30% или, в общей сложности, еще 7 самолетов). Также пара самолетов потребуется в качестве нелетающих наглядных пособий (одна - для курсантов ХНУВС, другая - для «подготовки на натуре» младших авиационных технических специалистов), 2 самолета - в испытательную эскадрилью Управления авиации Государственного научно-испытательного Центра (ГНИЦ) ЗСУ, и три самолета - в качестве буксировщиков воздушных мишеней для обеспечения воздушно-стрелковой (из пулеметов и пушек) подготовки обучающихся в 203-й авиабригаде. Вот и все. И больше ни для чего «Супер Тукано», этот так широко разрекламированный «Адский Кукурузник» - нам, на самом деле, НЕ нужен. Ну не в верховьях Амазонки нам воевать. И не с контрабандистами…

Автор в 1995-1997 гг. являлся ведущим специалистом – и.о. зам. начальника отдела Аналитического Центра при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии Украины/помощником начальника Главного Управления финансов и внешнеэкономической деятельности Министерства. В 2002-2007 гг. – директор военных и энергетических программ Центра оценки политических рисков. Член Экспертного Совета Центра исследований Армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР).

"отредактированный редактором") пруфЪ:
https://tema.in.ua/article/13655.html

Часть I:
https://zementbomber.livejournal.com/46325.html

Мой Канал в Яндекс.Дзен